Иностранные инвестиции в нефинансовый сектор

СОДЕРЖАНИЕ
0
17 просмотров
29 января 2019

Иностранные инвестиции в нефинансовый сектор

Нормальное обслуживание внешней торговли невозможно также без освоения российскими банками международных стандартов в этой области.

Мосбизнесбанк и испанский банк “Бильбао Вискайя” заключили соглашение о сотрудничестве в рамках программы “TWINNING” Мирового банка и ЕБРР. Цель проекта — общее повышение стандартов банковского дела России путем передачи технологий работы ведущими западными банками и модернизации российских банковских систем. Одновременно, совместно с одной из крупнейших западных аудиторско- консалтинговых фирм “Deloitte & Touche” будет идти работа по внедрению международных учетных стандартов[30].

К настоящему времени ряд российских банков смогли добиться признания своих гарантий при совершении внешнеторговых операций.

Межкомбанк и ЕБРР заключили соглашение, в соответствии с которым ЕБРР будет подтверждать (для бакнов-корреспондентов Межкомбанка) гарантии и аккредитивы российского банка по экспорту и импорту на сумму до $5 млн.[31]

АвтоВАЗбанк и немецкий Bayerische Vereinbank AG подписали соглашение о предоставлении немецким банком клиентам АвтоВАЗбанка кредитов общей суммой до DM20 млн. под гарантию российского банка[32]. Можно отметить, что в данном случае немецкому банку стоило проявить большую осторожность.

КБ “Нижегородский банкирский дом” и ассоциации французских банков CIC подписали в октябре 1995 г. соглашение, в соответствии с которым гарантии нижегородского банка будут приниматься во Франции[33].

Индийская государственная Корпорация страхования экспорта (Export Guaranty Trade Corp.) включила Инкомбанк в список компаний, которые признаются и рекомендуются ею для участия в обслуживании экспортно-импортных операций. Это фактически означает предоставление Инкомбанку безлимитных возможностей для использования аккредитивов банка[34].

Такие российские банки, как ОНЭКСИМ Банк и “Менатеп” также имеют соответствующие соглашения с зарубежными банками-корреспондентами о признании их обязательств.

Ряд крупных российских банков заключили соглашение с крупнейшим бразильским банком Banco do Brazil о сотрудничестве, предусматривающее, в частности, предоставление гарантий и кредитов при совершении двусторонних торговых операций[35].

Кроме успешных примеров сотрудничества имеются и конфликты между российскими банками и иностранными финансовыми структурами. Эти конфликты связаны с пересечением интересов на привлекательных (для инвестирования) объектах внутри России, а так же с нежеланием западного финансового сообщества допускать российские банки на свой рынок.

Например, конкурентная борьба за обладание акциями привлекательных предприятий развернулась между швейцарской трейдинговой компанией Euromin и банком “Менатеп”. Так, при проведении инвестиционного конкурса за право обладать крупным пакетом акций Самарской металлургической компании (крупнейший производитель алюминиевого проката в Европе) администрация предприятия и Euromin были уверены в победе швейцарской компании. Однако неожиданно конкурс выиграла дочерняя структура “Менатепа” АО “Литмет”. Борьба, тем не менее, закончилась тем, что “Менатеп” отказался от акций, которые перешли к Euromin.[36] По-другому складывается похожий конфликт “Менатепа” и Euromin из-за Челябинского электролитного цинкового завода, в который швейцарцы успели сделать существенные инвестиции. “Менатеп” владеет 24% акций предприятия (Euromin — 35%), в результате чего полного контроля над заводом не имеет ни банк, ни Euromin. Интересно, что первоначально “Менатеп” хотел уступить швейцарской компании принадлежащие ему акции, но затем изменил свое решение после того, как другая трейдинговая компания Glencore (конкурент Euromin) выразила желание купить их[37].

Недавняя отмена запрета на работу иностранных банков с российскими резидентами может обострить конкурентную борьбу между российскими и иностранными банками. Так, представитель филиала Citibank в Петербурге подчеркнул, что “филиал открыт для всех крупных промышленных предприятий региона”.[38] Однако следует отметить, что дочерние структуры иностранных банков в России нацелены прежде всего на работу с иностранными фирмами. Например, представитель Chase Manhattan Bank N.A. (дочерний банк одноименного американского банка) заявил, что он не видит пересечения интересов с российскими банками и рассматривает их как партнеров и клиентов, через которых американский банк будет работать в России[39]. Те иностранные банки, которые намерены внедриться на российский банковский рынок, обычно предпочитают работать через контролируемые ими российские банки.

Некоторые иностранные банки, формально не работая на российском внутреннем рынке, тем не менее вторгаются в сферу интересов российских банков. Это касается иностранных компаний, контролируемых российским капиталом, совместных предприятий и торговли в рамках СНГ. Например, голландский ABN Amro Bank, создав дочерние банки в России, Казахстане и на Украине, ставит своей задачей осуществлять платежи между бывшими советскими республиками, обслуживать торговые операции в рамках СНГ[40].

2. Иностранные инвестиции в нефинансовый сектор.

2.1. Внедрение иностранных компаний на российский рынок.

Первые иностранные компании, начавшие целенаправленное внедрение на российский рынок, — это крупнейшие транснациональные корпорации, производящие недорогую продукцию массового спроса и считающие, что они должны присутствовать на всех крупных рынках. В качестве примеров можно привести McDonalds, Mars, Coca-Cola, Funai и т.д. После массовых поставок товаров такие компании обычно приступают к их производству внутри страны. Это диктуется высокими таможенными пошлинами и необходимостью размещать производство ближе к потребителям.

Другая группа компаний, активно внедряющиеся на российский рынок — это те фирмы, которые сотрудничали с СССР в 70-80-е годы, например, ABB, Siemens, Nokia. Высокий интерес к России проявляют также компании, специализирующиеся на добыче иили торговле сырьевыми ресурсами, особенно те, которые имеют опыт работы в развивающихся странах, например, Exxon, Amoco, Chevron, Conoco, Trans World Metals.

Тем не менее, обычно происходит изолированное проникновение иностранной фирмы на российский рынок, без разработки глобальной стратегии работы в России. Лишь немногие иностранные компании решились не только осуществить отдельные проекты в России и странах СНГ, но и создать масштабную сеть своих производственных структур (для этого требуются как инвестиции в производство, так и создание всей необходимой инфраструктуры, характерной для ФПГ).

Так, швейцарско-шведская машиностроительная группа ABB произвела инвестиции в десятки предприятий бывших коммунистических стран и теперь существенная часть ее ФПГ находится в Восточной Европе (включая Россию). В 1994 г. эти предприятия произвели продукцию на $1.66 млрд.[41] Характерно, что ABB намеревался приобрести некоторые российские банки[42] и учредил шведско-российский инвестиционный фонд[43].

В настоящее время ABB владеет акциями 20 российских предприятий, специализирующихся в самых различных областях: контрольно-измерительная аппаратура, производство газовых турбин, электрогенераторов, кабелей, оборудование для нефтехимической промышленности[44]. Консорциум ABB-Chevron принимает участие в реконструкции ведущих нефтеперерабатывающих заводов России: “Киришинефтеоргсинтез”, “Пермьнефтеоргсинтез”, “Куйбышевнефтеоргсинтез”, “Нижнекамскнефтехим”, “Ангарская нефтехимическая компания”, Московский НПЗ.

Иностранные инвестиции в секторе нефинансовых предприятий

Динамика и структура иностранных инвестиций в 1990-х гг. В динамике притока иностранных инвестиций в российскую экономику в 1990-х гг. можно выделить два периода (см. рис. 4).

  • 1. Первый период — 1991-1997 гг. — в целом наблюдается повышательная тенденция притока иностранных инвестиций. Приток иностранных инвестиций увеличивается, во-первых, в абсолютных объемах, хотя в 1994 г. был небольшой спад, во-вторых, происходит увеличение относительной значимости иностранных инвестиций в российской экономике по ряду относительных показателей (см. табл. 3).
  • 2. Второй период — 1998-1999 гг. — понижательная тенденция притока иностранных инвестиций. Приток иностранных инвестиций уменьшается, во-первых, в абсолютных величинах, во-вторых, происходит уменьшение относительной значимости притока иностранных инвестиций по ряду относительных показателей.

Таблица 3. Иностранные инвестиции в нефинансовые предприятия

Иностранные инвестиции/ВВП по ППС-1993 г.*

Иностранные инвестиции/инвестиции в основной капитал**

Иностранные инвестиции на душу населения (долл.)

Структура иностранных инвестиций на протяжении 1990-х гг. претерпела существенное изменение (см. диаграмму 1). Если в начале 1990-х гг. в притоке иностранных инвестиций доминировали прямые инвестиции, то в последующие годы их доля последовательно, с некоторыми колебаниями, сокращалась. Доля прямых инвестиций, достигнув своего минимума в 1998 г. (29 % от всех иностранных инвестиций), выросла до 45 % в 1999 г., однако, это почти в два раза меньше уровня 1991-1993 гг.

Для постоянно изменяющейся структуры иностранных инвестиций в 1991-1999 гг. была характерна одна общая черта — ничтожно малая величина портфельных инвестиций. Свою максимальную долю портфельные иностранные инвестиции достигли в 1997 г. накануне российского финансового кризиса (1998 г.). Это и определило резкое снижение их относительной доли до 1,6 % в 1998 г. и 0,3 % в 1999 г.

Самым значимым элементом притока иностранных инвестиций в 1991-1999 гг. были прочие инвестиции. В совокупном притоке иностранных инвестиций (47,56 млрд. долл.) прочие иностранные инвестиции составили 25,88 млрд. долл. (54,4 %), прямые — 20,53 млрд. долл. (43,2 %), портфельные — 1,13 млрд. долл. (2,4 %).

Диаграмма 1. Структура притока иностранных инвестиций в нефинансовые предприятия

В настоящее время на российском фондовом рынке работают следующие институциональные инвесторы: сберегательные отделения коммерческих банков; чековые инвестиционные фонды; инвестиционные компании; негосударственные пенсионные фонды; страховые компании; паевые инвестиционные фонды. При этом процесс формирования инвестиционных институтов российского фондового рынка отличается некоторыми особенностями, в частности, наличием ограничительных рамок развития конкретного направления инвестиционной деятельности, что дифференцирует уровень привлекательности институциональных ин-весторов по показателям надежности, ликвидности и доходности.

На сегодняшний день наиболее привлекательным с точки зрения надежности и ликвидности вложений выглядит накопление средств в страховой компании. Именно эта институциональная струк-тура обеспечивает возвратность инвестиций обязательным резервиро-ванием средств самой компанией. Вложения компенсируют потери при наступлении страхового случая, что является условием сохран-ности и ликвидности средств. Однако доходность вложений в страховые компании по сравнению с другими структурами ниже

Таким образом, по критериям надежности и эффективности инвестиций среди российских институциональных инвесторов на первом месте стоят страховые компании, что подтверждается и количественными показателями функционирования данного институционального инвестора. (Следует отметить, что финансовый кризис оказал весьма негативное воздействие на деятельность страховых компаний, объемы привлеченного ими капитала в долларовом исчислении значительно сократились.) На втором месте по условиям инвестирования находятся коммерческие банки, но низкая доходность вложений и серия банкротств крупных банков породили недоверие вкладчиков к этому направлению институционального инвестирования.

Иноинвесторы воспылали к нефинансовому сектору, российские — к Виргинским островам

Информацию Росстата об иностранных инвестициях в I квартале этого года в экономику России СМИ встретили без энтузиазма, похоже, что ее многие не заметили. И зря — приток иностранного капитала в нефинансовый сектор резко вырос. Вдвойне напрасно не заметить, что у российских инвесторов вспыхнул бурный роман с британскими Виргинскими островами.

Сразу напомним, что данные об иностранных ин­вестициях в Россию Росстат представляет на основе статотчетности организаций без учета органов денежно-кредитного регулирования и коммерческих банков. Так что речь идет в основном о корпоративном секторе экономики. В случае рублевых поступлений их пересчитывают в американские доллары.

Так вот, на конец марта этого года накопленный иностранный капитал в российской экономике составил 364,9 млрд долл., что на 12,9% больше относительно соответствующего периода прошлого года. Информация приятная, но интереснее другое.

В I квартале в Россию поступило 60,4 млрд долл. иностранных инвестиций, что больше в годовом сопоставлении на 65,4% (!). Даже с учетом низкой сравнительной базы (–17,6% притока инокапитала в I квартале 2012 г.) это резвый рост. Для сравнения с недавним прошлым стоит напомнить, что в минувшем году приток инвестиций из зарубежья снизился на 18,9%.

Такой бурный инвестиционный всплеск в январе — марте 2013 г. на фоне явного в этот период затухания в России экономического роста выглядит чудесно и будоражит надежды на светлые его перспективы. Подыгрывают этому настрою и данные о погашенных иностранных инвестициях — их выбыло 24,3 млрд долл., а это на 32,4% меньше по сравнению с I кварталом прошлого года.

Для большей наглядности оглянемся на динамику притока — выбытия инокапитала. В I квартале 2009 г., когда кризис в нашей экономике набрал полную силу, баланс между ними схлопнулся до нуля, и далее они шагали почти в обнимку — сколько инвестиций в страну притекало, примерно столько же и гасилось. А, например, в II и III кварталах 2010 г. выбытие иностранного капитала даже превышало его поступление. Положение стало выправляться в 2011 г., но в I квартале 2012 г. между ними снова наступил практически паритет. Прошлый год закончился все-таки с положительным балансом — объем поступивших иноинвестиций составил 154,6 млрд долл., а выбыло их 136,6 млрд, или 88,4% к объему притока. В минувшем же квартале отношение выбытия к поступлению составило 40,2%. Такую разницу с прежней динамикой стоит почувствовать. И даже отрицательная переоценка предыдущих инвестиций (–2,5 млрд долл.) это впечатление не очень смазывает.

Кстати, еще больший относительный взлет иностранных инвестиций в экономику России наблюдался в I квартале 2011 г. — в 3,4 раза в годовом сопоставлении (44,3 млрд долл.). Но случилось это на фоне очень низкой базы января — марта 2010 г., когда сумма поступившего инокапитала упала почти до уровня I квартала 2009 г. — в период острой фазы прошлого кризиса. К тому же начало 2011 г. в плане экономического роста и его перспектив выглядело много оптимистичнее, чем сейчас.

Есть у роста иностранных инвестиций в прошлом квартале еще одна особенность. В преды­дущие годы после внушительного их притока в IV квартале (кроме, разумеется, концовки 2008 г. и в целом вялого 2009 г.) в I квартале нового года их сумма тоже резко сокращалась, повинуясь сезонному и календарному факторам. В этот же раз приток иноинвестиций в I квартале превысил сумму их поступ­лений в предыдущем периоде на 50,6% (!).

Правда, и в помине не было в этот раз резвого усиления их притока в IV квартале прошлого года. Отсюда произошедшее с иноинвестициями в январе — марте 2013-го похоже на реализацию отложенного спроса. Если так, это, конечно, развеивает шарм бурного их роста. Однако даже если делать скидку на сбой в «графике» притока инокапитала, его рост в I квартале в годовом выражении, скорее, будет положительным, а это, повторим, уже впечатляет на фоне унылой динамики экономического роста.

Но посмотрим теперь на ка­чество — структуру иностранных инвестиций, поступивших в январе — марте. Кто бы сом­невался, что львиную их долю, как и прежде, составят прочие инвестиции, или разного рода кредиты — 89,4% (54 млрд долл.). Их удельный вес за год даже вырос на 2,8 п.п. Естест­венно, именно этот тип иноинвестиций определил общий их внушительный рывок на 65,4% ростом относительно I квартала 2012 г. на 70,6%.

Вообще-то сильно наращивать внешние заимствования осторожные эксперты компаниям не рекомендуют. Но в зарубежных кредитах значительно окрепла одна соблазнительная черта, появление которой мы раньше уже отметили.

В кризис и немалое время после него в иностранных инвес­тициях в Россию с большим отрывом превалировали короткие кредиты — на срок до 180 дней. Кредиторы-инвесторы явно перестраховывались, предпочитая тактику быстро деньги прокрутить и сбежать из России. Но в прошлом году эта тенденция переломилась — если в 2011 г. доля коротких кредитов в общем объеме поступивших за год иноинвестиций составила 48% с приростом в 2,2 раза, а доля более длинных кредитов имела 25,4% при увеличении на 27,8%, то 2012 г. завершился сокращением полугодовых кредитов на 51,3% и их удельного веса — до 28,8%, а удлиненных кредитов — ростом на 9,3 и до 34,3% соответственно.

В I квартале 2013 г. этот поворот стал совершенно очевиден — в годовом сопоставлении сумма коротких иностранных кредитов (5,3 млрд долл.) срезалась на 69,5%, доля в инвестициях — до 8,7%, и наоборот, длинные кредиты (41,5 млрд долл.) выросли в 7,2 раза, что увеличило их удельный вес до 68,7%. Ну а про такую соблазнительную черту иностранных кредитов, как невысокий процент, столько спето гимнов, что добавлять в хор их исполнителей еще один голос не стоит.

Эта трансформация, кстати, во многом объясняет, почему выбытие инокапитала из нефинансового сектора серьезно замедлилось и перестало наступать на пятки новым его поступлениям — сроки возврата кредитов в целом по этому типу инвестиций значительно увеличились. Все это косвенно говорит об укреплении доверия иностранных инвесторов к устойчивости российской экономики при всем ее затухающем росте.

На это указывает и молодцеватый прирост в I квартале самых ценных, прямых инвестиций (6,3 млрд долл.) — 63,2% против сокращения их в январе — марте 2012 г. на 0,7%. Для сравнения: за прошлый год прямые иностранные инвестиции выросли всего на 1,4%.

Однако в структуре прямых инвестиций есть особенность, заставляющая говорить снова о кредитах: 4,7 млрд долл., или 74,6% притока по «прямой» линии да с ростом в 2,8 раза — это кредиты, полученные от зарубежных совладельцев организаций, а такая обычно весомая составляющая прямых инвестиций, как взносы в капитал, сократилась в годовом выражении на 38% и составила 1,1 млрд долл. Снова сравним: в 2012 г. за весь годовой период кредиты от зарубежных совладельцев поступили на сумму 7,7 млрд долл. (+2,4%), а взносы в капитал — 9,2 млрд долл. (+1,8%). Словом, за отличным ростом прямых иноинвестиций кроется осторожность, напоминающая, что в нашей экономике не все гладко.

А о том, что это мягко сказано, говорят портфельные инвестиции. Их можно обзывать трусливыми, нервными, но они хороший индикатор положения дел в нефинансовом секторе экономики. Так вот, относительно I квартала 2012 г. они упали на 88,2% до 119 млн долл.

Так или иначе, поступление иностранных инвестиций в январе — марте впечатлило и стремительностью, и щед­ростью потока. Кому сколько досталось из него, показывает таблица. «­Досталось», видно, и нашему ­финансовому сектору — банкиры нынче сетуют на снижение спроса на кредиты со стороны корпоративного сектора и нехотя снижают их высокую стоимость. Центробанк всем в помощь!

Объем накопленных за рубежом инвестиций из России на конец марта много скромнее — 175,3 млрд долл. Но это не из-за скупости отечественных инвес­торов или пренебрежительного их отношения к заграницам. К тому же они стараются наверстать отставание и показать присущую русской душе щед­рость. Особенно стараются в последнее время. И особенно им это удалось в I квартале. Из российского нефинансового сектора за рубежом инвестировано в этот период 92,3 млрд долл. Это на 52,8% больше, чем поступило иностранных инвестиций в январе — марте в Россию, это 61,5% от российских инвестиций за границу за весь прошлый год, и это в 2,9 раза больше, чем в I квартале 2012 г.

Крупнейшим получателям наших капиталов досталось 82,2 млрд долл., или 89,1% от направленных за границу инвестиций. Это дело обычное, но в их рядах обнаружилась в разных смыслах большая неожиданность — 57 млрд долл., или 69,3% доставшихся этим получателям средств из России ушли не по какому-либо из ранее облюбованных адресов — в Швейцарию (ей выпало всего 12,3 млрд долл.), Кипр (2,9 млрд долл.) или Нидерланды (2,5 млрд долл.) — а на британские Виргинские острова.

Чтобы до конца осознать всю глубину, страсть внезапно вспыхнувшего к ним чувства, сообщаем, что в I квартале прошлого года этим островам досталось 430 млн долл. — 1,4% от всех российских инвестиций в зарубежье, а за весь 2012 г. — 4,7 млрд, или 3,1%.

Отечественным инвесторам, известно, очень неуютно у себя в России, теперь вот, видно, неуютно и в традиционной Европе, где из-за долгового кризиса на банки давят по поводу прозрачности поступающих средств и сделок. «Сломались» даже швейцарские банки. Здравствуйте, Виргинские острова!

Иностранные инвестиции по видам экономической деятельности, млн долл. США

Источники: http://www.newreferat.com/ref-5608-4.html, http://vuzlit.ru/199489/inostrannye_investitsii_sektore_nefinansovyh_predpriyatiy, http://www.eg-online.ru/article/212609/

Комментировать
0
17 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно