Инвестиции в российский дальний восток

СОДЕРЖАНИЕ
0
13 просмотров
29 января 2019

Как Дальний Восток вышел в лидеры по привлечению инвестиций

ТАСС, 23 мая. Экономика Дальнего Востока в 2017 году впервые показала беспрецедентный уровень роста частных инвестиций и обогнала по этому показателю всю остальную Россию. По данным Росстата, объем инвестиций в основной капитал в ДФО составил 1,217 трлн рублей или 117,1% по отношению к 2016 году, в то время как в среднем по стране этот показатель составил 104,4%.

Как уточняют в Минвостокразвития, среди главных причин «Дальневосточного экономического чуда» — внедрение новых экономических механизмов, таких как режимы территорий опережающего развития (ТОР) и Свободного порта Владивосток (СПВ), которые предоставляют значительные льготы для инвесторов. На инвестиции резидентов этих зон, которые вложили в экономику ДФО более 90 млрд рублей, пришлись 9% прироста из 17,1%.

Причинам улучшения инвестиционного климата и перспективам привлечения новых инвесторов в регион посвятят специальную сессию «Дальневосточный прорыв. Как стать лидером роста частных инвестиций», которая состоится 24 мая на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ).

Перед этим обсуждением корреспонденты ТАСС в регионах Дальнего Востока узнали у представителей местных властей, экспертов и частных инвесторов, как удалось добиться высоких результатов в привлечении инвестиций и как работается в условиях новых экономических механизмов предпринимателям.

Лидеры и инструменты развития

Среди дальневосточных регионов приток инвестиций неравномерен как в абсолютных, так и в относительных цифрах. Лидерами среди субъектов в 2017 году стали Амурская область — 186 млрд 624,1 млн рублей (+36,6%), Якутия — 384 млрд 853,3 млн рублей (+35,4%) и Сахалинская область — 299 млрд 467,1 млн рублей (+17,3%). За притоком денег «потянулась» вверх и вся экономика: темпы роста в промышленности ДФО также превысили среднероссийские показатели, правда, уже всего на 2,2%, сообщили в Минвостокразвития.

Свою долю инвестиций в общую копилку принесли и резиденты ТОРов и СПВ. Сегодня на Дальнем Востоке действуют 18 ТОР, а закон о свободном порте распространяется на 21 муниципалитет в Приморском, Хабаровском и Камчатском краях, в Чукотском АО и Сахалинской области.

По данным Корпорации развития Дальнего Востока (КРДВ), в регионах ДФО благодаря новым инструментам развития бизнесом инициировано 1200 инвестиционных проектов на сумму 3,7 трлн рублей, что позволит создать 120 тыс. новых рабочих мест.

Среди всех заявленных вложений в проекты ТОР и СПВ в 2017 году более трети поступило в создание обрабатывающих производств. Еще около 30% — в транспортно-логистические проекты, по 8% вложено в сельское хозяйство и строительный бизнес. По словам бывшего министра по развитию Дальнего Востока Александра Галушки, ТОРы и СПВ полностью изменили экономику региона: теперь 90% инвестиций не связаны с добычей полезных ископаемых.

В частности, в ТОР «Свободный» в Амурской области «Газпром» строит крупнейший в России газоперерабатывающий завод. В октябре 2017 года было запущено предприятие «МК Рефтранс», которое занимается поставками свежемороженой рыбы по маршруту Владивосток — Москва. В Магаданской и Еврейской автономной области появились два крупнейших для этих регионов производства — горно-обогатительные комбинаты на базе Наталкинского золоторудного и Кимкано-Сутарский железорудного месторождений.

Участие государства

Успех инвестиционной политики эксперты объясняют широким внедрением режимов ТОР и Свободного порта. Созданные на Дальнем Востоке особые экономические зоны сегодня являются достаточно конкурентоспособными в условиях Азиатско-Тихоокеанского региона, считает заместитель директора Экспертно-аналитического центра Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) Дмитрий Шелест. Это, вкупе с другими усилиями правительства, и позволило повысить привлекательность региона.

Режим ТОР на Дальнем Востоке сегодня предполагает существенное снижение для резидентов налогов на добычу полезных ископаемых, прибыль и имущество в течение первых лет работы, льготное подключение к инфраструктуре, особый порядок пользования землей, льготные ставки по аренде и многое другое. Свободный порт Владивосток также предполагает каникулы по налогам на прибыль, имущество и землю, быстрый режим пересечения границы при осуществлении международной торговли, облегченный визовый режим, существенное сокращение сроков проведения фискальных проверок и прочие преференции.

«Прежде всего, на приток инвестиций на Дальний Восток России повлияло участие государства в трансформации дальневосточных регионов. Интерес Москвы выразился в политических и административных решениях, начиная от принятия программ развития Дальнего Востока РФ с формированием различного рода специальных экономических зон до деклараций со стороны внешнеполитического ведомства для заинтересованных стран и иностранного бизнеса, реализации инфраструктурных проектов при максимальном участии федерального бюджета», — считает Шелест.

И такой подход, по словам эксперта, добавил уверенности внешним инвесторам в стабильности политического курса. Также, пусть и не в полном объеме, но он оздоровил инфраструктуру региона, привлек крупный российский бизнес, который обновил промышленную и добывающую базы, плюс — создал правовые основания для входа заинтересованным компаниям из Азиатско-Тихоокеанского региона.

Бизнесу нужна окупаемость

Сами предприниматели также позитивно оценивают свой опыт работы в рамках преференционных режимов. Один из них, Сергей Дмитриев, управляющий директор компании «Хонока Сахалин», которая под началом японской «Марусин Ивадеро» строит на острове бальнеологический комплекс «Хонока». Это будет несколько открытых и закрытых бассейнов, бани, комнаты отдыха, массажные и процедурные кабинеты, в том числе с горячими каменными лежаками.

«Режимы ТОР и СПВ благотворно влияют на экономику проектов. На сегодняшний день мы имеем в долгосрочной перспективе (в обозримом горизонте на 10 лет) те преференции, которые прописаны в ТОР с СПВ. Это перспективно, потому что уменьшается себестоимость проекта и срок возврата инвестиций. Когда инвесторы заходят и видят, что возврат инвестиций будет проходить в диапазоне четырех-семи лет, то это вписывается в их понимание, потому что у себя дома они такого возврата не получат никогда», — сказал Дмитриев.

Отрадно, по его мнению, и то, что регионы добавляют свои преференции: субсидируют возмещение затрат по технологическому присоединению, по банковским процентам в случае получения займов. Эту точку зрения разделяет и руководитель «Агрохим ДВ», также являющейся резидентом ТОР, Дмитрий Малышев. Его компания строит современный логистический комплекс хранения пестицидов и агрохимикатов в Ивановском районе Амурской области.

«Если бы не было ТОР, то такое масштабное строительство мы бы не затевали. Если нет льгот со стороны государства, то у бизнеса был бы большой срок окупаемости. Например, по нашему проекту — около 15-17 лет, за счет того, что мы в ТОРе — окупаемость составит в пять-шесть лет», — рассказал ТАСС предприниматель.

Узкие места

Несмотря на достигнутые высокие результаты, уже сейчас эксперты задаются вопросом, как сохранить темпы роста экономики. И здесь самих по себе особых экономических зон не может быть достаточно, считает вице-президент по развитию крупнейшей в регионе лесопромышленной компании RFP Group Роман Романовский. Дело здесь, как часто случается в ДФО, упирается в транспорт.

«Мощность железной дороги является одним из выраженных узких мест Дальнего Востока, то есть при создании новых производств и последующей транспортировке продукции этого производства на рынки неизбежно сталкиваешься с вопросом мощности и стоимости доставки по железной дороге. Значительная часть мощностей занята углем. Региону необходимо развивать систему железных дорог, это сдерживающий развитие фактор», — сказал Романовский.

RFP Group уже реализовала два инвестпроекта в рамках ТОР «Комсомольск» в Хабаровском крае — запустила в эксплуатацию заводы по производству лущеного шпона и пиломатериалов стоимостью около 12 млрд рублей и начала строительство завода по производству топливных гранул.

Чтобы рост притока инвестиций и экономики ДФО в целом продолжался, важно также не снижать темпы по созданию энергетической и коммунальной инфраструктуры, считает министр экономического развития Сахалинской области Алексей Успенский.

«Сегодня уже решена одна из ключевых проблем, мешающих развитию макрорегиона — дороговизна электроэнергии. С начала 2017 года на Дальнем Востоке были снижены энерготарифы до среднероссийского уровня. И это огромная поддержка для промышленных предприятий Сахалина и Дальневосточного региона в целом. Также важным и актуальным вопросом является наличие высококвалифицированных кадров в макрорегионе», — заявил ТАСС министр.

Цифры цифрам рознь

Хотя озвученные Росстатом цифры роста инвестиций и внушают оптимизм, некоторые эксперты не склонны к их однозначной трактовке. По мнению заведующей кафедрой международных исследований Северо-восточного федерального университета (СВФУ) Марины Велижаниной, между оценками Минвостокразвития и теми цифрами, что идут из регионов, есть некоторые противоречия.

«Все зависит от методологии, которая выбирается для исследования этих процессов. Минвостокразвития пользуется одной методологией, в частности, по определению объемов иностранных инвестиций в ДФО, исследователи используют другие методики, и поэтому очень трудно реально оценить каковы вливания в экономику», — рассказала ТАСС Велижанина.

Количество реально работающих предприятий пока далеко от заявленных 1200. К концу 2017 года на Дальнем Востоке работало 107 новых предприятий, созданных резидентами ТОР и СПВ. К концу 2018 года будет реализовано порядка 200 проектов, а к 2020 году планируется запустить 350 проектов.

По словам эксперта, есть также объективные причины тому, что процессы создания новых предприятий идут в регионах с разной скоростью.

«У нас есть регионы южные, где более диверсифицирована экономика, где есть и машиностроительное производство и сельское хозяйство развито. А есть северо-восточные регионы, такие как Республика Саха (Якутия), Чукотский АО, Камчатский край, Магаданская область, где моноотраслевая экономика, где большое пространство и очень мало людей, не развита инфраструктура и, соответственно, производство гораздо дороже», — сказала собеседница агентства.

Инвестиции Китая на Дальний Восток России: проблемы привлечения и основные направления

Рубрика: Экономика и управление

Дата публикации: 03.12.2016 2016-12-03

Статья просмотрена: 1031 раз

Библиографическое описание:

Кондратюк К. В. Инвестиции Китая на Дальний Восток России: проблемы привлечения и основные направления // Молодой ученый. — 2016. — №26. — С. 321-324. — URL https://moluch.ru/archive/130/36017/ (дата обращения: 16.01.2019).

Развитие Дальнего Востока на сегодняшний день играет важную роль в экономике России. Дальний Восток России является привлекательным с экономической точки зрения. Здесь сосредоточены крупнейшие месторождения полезных ископаемых. Регион обладает протяженной морской и сухопутной внешней границей. [3] Это даёт много преимуществ для инвестиционной деятельности и торговли. Однако, на сегодняшний день для таких соседей как Китай, Япония и Южная Корея Дальний Восток представляется лишь небольшим сырьевым придатком. Совокупный внутренний региональный продукт ДФО составляет всего 0,2 % от всего ВВП региона АТР. [8]

Торгово-инвестиционное сотрудничество Китая и России за минувшие двадцать лет получило стремительное развитие. К 2020 году руководителями стран поставлена задача увеличения китайских прямых инвестиций в экономику России, в частности большие объемы на Дальний Восток, учитывая его территориальную близость к Китаю и удаленность от европейских рынков, до 12 млрд долларов. [7]

Вопросы привлечения иностранных китайских инвестиций на российский Дальний Восток, развития российско-китайского торгово-инвестиционного сотрудничества и активизации инвестиционной деятельности региона рассматриваются в трудах многих российских ученых и исследователей, а также в трудах журналистов: Петрунина Ж. В., Борщ Л. М., Долженков А., Обухова Е., Савалей В. В. Тем не менее, трансформационные процессы, происходящие в инвестиционной деятельности экономики России, требуют своевременного и комплексного исследования, что делает выбранную тему актуальной.

Целью исследования является выявление проблем низкой инвестиционной активности Китая в экономику Дальнего Востока и определение основных направлений инвестиционного сотрудничества.

В основе исследования лежат данные Федеральной службы государственной статистики, Центрального Банка Российской Федерации, Министерства экономического развития.

Подтверждением того, что развитие Дальнего Востока для России имеет стратегически важное значение, служат следующие принятые меры: «Стратегия социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года», создание Министерства РФ по развитию Дальнего Востока, государственная программа «Социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона до 2025 года», Федеральный Закон от 30 сентября 2013 года № 267-ФЗ, который вводит новые меры налогового стимулирования инвестиционной деятельности на территориях Дальневосточного федерального округа с 1 января 2014 года.

Главное направление развития российского Дальнего Востока можно выделить в осуществлении крупных инвестиционных проектов инфраструктурного характера, которые в свою очередь нуждаются в масштабных инвестициях. [4] Понимая, что затраты на осуществление этих проектов достаточно велики, России необходимо привлекать иностранные вложения. В качестве реального инструмента комплексного развития экономики региона является установление торгово-инвестиционных отношений. На ближайшее время инвестиции Китая представляются наиболее реальными. Подтверждается это «Программой сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири РФ и Северо-Востока КНР на 2009–2018 гг». [1]

Рассмотрим законодательную основу для развития российско-китайского инвестиционного сотрудничества, которая была принята большей частью в течении последних двадцати лет:

  1. Федеральный закон от 25.02.1999 № 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в РФ, осуществляемой в форме капитальных вложений».
  2. Федеральный закон от 09.07.1999 № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях» определяет основные гарантии прав иностранных инвесторов.
  3. Федеральный закон от 22.07.2005 № 116-ФЗ «Об особых экономических зонах в Российской Федерации»
  4. Федеральный закон от 21.07.2005 № 115-ФЗ «О концессионных соглашениях». Целью данного закона является привлечение иностранных инвестиций в национальную экономику.
  5. Поступление китайских инвестиций может осуществляться в рамках соглашения о разделе продукции. Это регулируется Федеральным законом от 30.12.1995 № 225-ФЗ «О соглашении о разделе продукции». Закон устанавливает правовые отношения для иностранных инвесторов в области недропользования: поиск, разведка и добыча минерального сырья на территории Российской Федерации.
  6. Федеральный закон от 29.04.2008 № 57-ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства»
  7. Федеральный закон от 13.07.2015 № 212-ФЗ «О свободном порте Владивосток» регулирует особый правовой режим осуществления инвестиционной деятельности.

Несмотря на территориальную близость, длительную историю экономического и внешнеторгового сотрудничества, объем поступающих на Дальний Восток из Китая ПИИ низкий. Для сравнения рассмотрим географическое движение прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в направлении Дальневосточного федерального округа.

Распределение ПИИ в Дальневосточный федеральный округ по странам, в млн долларов

Рис. 1. Прямые инвестиции в ДФО в разрезе основных стран-партнеров.

Источник: по данным ЦБ РФ

Из рис. 1 мы видим, что основная часть прямых иностранных инвестиций приходит из Бермудов и Кипра. Объяснением этого служит то, что эти страны являются офшорными. [3] То есть инвестирование производится преимущественно российскими организациями. Их руководителя, выведя активы за границу, реинвестируют часть из них в Россию для приобретения налоговых льгот. [3] Получается, что основная часть прямых иностранных инвестиций приходится на российских инвесторов. Остальные 6 % распределяют следующие страны: Соединенные Штаты Америки, Республика Корея, Китай и Япония. Прямые инвестиции Китая занимают 0,7 % в общей структуре ПИИ.

Рассмотрим факторы, оказывающие негативное влияние на приход ПИИ из Китая на Дальний Восток России:

  1. Несовершенство и нестабильность законодательства, непредсказуемость изменений законодательства и возможность неоднозначной трактовки ряда законов и подзаконных актов. [3] Как следствие, это потенциальный риск для инвесторов.
  2. Излишняя зарегулированность экономической деятельности в области лицензирования и работы таможенной службы. [3] Как следствие, это вызывает задержку, а в некоторых случаях отказ от проектов. Проекты, в которые уже вложены значительные средства до принятия изменений законодательства, впоследствии оказываются неприбыльными.
  3. Неразвитость инфраструктуры, слабо развита логистика, что затруднит поставки в центр России, неудовлетворительное состояние портов.
  4. Кадровые сложности. [3] Так как на Дальнем Востоке ощущается низкая плотность населения, то это приводит к нехватке трудовых ресурсов, а отток молодого и инициативного населения порождает проблему недостаточной квалификации оставшейся рабочей силы.
  5. Отсутствие емкого рынка. Китай обеспечивает свои рынки необходимыми товарами, однако на Дальнем Востоке такой рынок предстоит только создать, низкая плотность населения, значит как следствие отсутствие спроса на продукцию.
  6. Непредсказуемый рост тарифов естественных монополий, в частности стоимость электроэнергии.
  7. Сложности налогового администрирования. [3] Значительный шаг в решении этого вопроса был предпринят принятием Федерального закона № 267-ФЗ, подписанного 30 сентября 2013 года о налоговых льготах для инвестиционной деятельности на территориях Дальневосточного федерального округа. Однако проблемы в сфере налогообложения еще остаются актуальными.
  8. Языковой барьер и нехватка специалистов со знанием рынков.

Выделим главные направления инвестиционной деятельности КНР на Дальнем Востоке России:

  1. Деревообрабатывающая промышленность: обработка древесины и производство изделий из дерева, пиломатериалы. Китайские инвесторы планируют инвестировать подобные проекты в Хабаровском крае. [5] Для Китая заинтересованность в этих видах деятельности позволит сократить издержки с оплатой экспортных пошлин.
  2. Добыча металлических руд и нерудных полезных ископаемых.
  3. Создание предприятий по производству строительных материалов. Объясняется это тем, что согласно программам развития восточных регионов России, предусмотрено создание большого количества новых производств. Китай, инвестируя в этот вид деятельности, обеспечит необходимым сырьем.
  4. Сельское хозяйство и животноводство. «Агропромышленный кластер «Тай Юань», инвестирование составило 90 % проекта. Рассматриваются проекты с Артемовским и Арсеньевским молокозаводами, проекты по выращиванию риса в Ханкайском районе. [5]
  5. Комплексы по переработке и хранению рыбной и морской продукции. «Корпорация Прим Хуньчунь» планирует создать данный проект в рамках свободного порта. [5]
  6. Развитие нефтегазохимического комплекса на базе сырья с новых дальневосточных месторождений. Клинкерный завод и нефтеперерабатывающее предприятие в Амурской ТОР. [5]

Как мы видим, перевес китайских инвестиций происходит в сторону проектов с сырьевой направленностью в следствие отсутствия мощной промышленной базы Дальневосточного округа.

Для развития торгово-инвестиционного российско-китайского сотрудничества в 2012 году Российским фондом прямых инвестиций (РФПИ) и Китайской инвестиционной корпорацией (CIC) создан Российско-китайский инвестиционный фонд (РФПИ), целью которого является обеспечение высокой доходности инвесторам. [6] Инвестиционная деятельность РКИФа направлена на развитие двусторонних экономических, торговых и инвестиционных отношений между Россией и Китаем.

Откуда деньги

80% инвестиций на Дальнем Востоке – российские, 20% – иностранные, рассказывает Галушка: это закономерно, российский бизнес быстрее откликнулся на новые меры и новую повестку. Среди зарубежных инвесторов наибольшее число из Китая, передал через пресс-службу гендиректор Российского фонда прямых инвестиций (РПФИ) Кирилл Дмитриев. Например, у китайской «Мэн лань син хэ» 90% в Амурской энергетической компании (напрямую и через ООО «Амур нефтехим», данные ЕГРЮЛ), которая строит в ТОР «Приамурская» завод по переработке нефти и производству нефтепродуктов за 123 млрд руб., говорится на сайте ФРДВ.

Только в Приморском крае более 20 предприятий с южнокорейским капиталом, совокупные инвестиции в них – выше 2 млрд руб., подсчитал Ивлев. Роль корейского капитала заметна в сельском хозяйстве, говорил ранее губернатор Приморского края Владимир Миклушевский. Инвесторам из этой страны интересны также портовая инфраструктура и проекты по переработке рыбы, добавляет Ивлев.

Благодаря новым инструментам развития появились инвесторы из тех стран, которые раньше не рассматривали Дальний Восток для ведения бизнеса, рассказывает Галушка. Например, первые три проекта инвесторов из Индии стоят около $700 млн. Индийская электроэнергетическая компания Tata Power (входит в Tata Group, один из крупнейших индийских конгломератов с совокупной капитализацией активов свыше $130 млрд) обещала инвестировать около $600 млн в Крутогорское месторождение каменного угля на Камчатке. «Это будет крупнейший инвестиционный проект в Камчатском крае», – воодушевлен Галушка.

Производитель драгоценных камней KGK Group уже строит фабрику по алмазоогранке в Приморском крае как резидент СПВ. Telga собирается построить предприятие по производству горнорудного оборудования. На ВЭФ-2017 одним из страновых бизнес-диалогов будет как раз Россия – Индия. Это инвестиционные отношения с зарубежными партнерами, которых не существовало еще буквально 2–3 года назад, доволен министр.

Во что вкладывают

Большая часть инвестиций направлена на добычу полезных ископаемых, химию и нефтехимию (70% от всех запланированных инвестиций, 8 проектов на 1,8 трлн руб., на 2-м месте – транспорт и логистика (17 проектов на 172 млрд руб.), далее – туризм (17 проектов) и сельское хозяйство (16 проектов). Это результат аналитики заявок инвестиционных проектов, которые планируется представить на ВЭФ 2017 г. (расчеты провело Минвостокразвития).

Один из крупнейших проектов в регионе – у «Полюс золота». Это строительство горнодобывающего и перерабатывающего предприятия на базе Наталкинского золоторудного месторождения (около 100 млрд руб.). «Алроса» строит алмазодобывающее предприятие на базе Верхне-Мунского рудного поля (общая стоимость – более 70 млрд руб.). Группа «Русагро» планирует построить свинокомплекс в Приморском крае (общие инвестиции – около 20 млрд руб., включая уже инвестированные в 2016 г. 4 млрд руб.).

Действующий налогово-правовой режим должен поменять структуру экономики Дальнего Востока, увеличив в ней долю обрабатывающей промышленности и экспортно-ориентированных компаний. Добыча и переработка полезных ископаемых, рыбный сектор, авиапром, туризм, логистика – это только несколько примеров интересных инвесторам отраслей, перечисляет Ивлев. Пока же интерес смещен в сторону инфраструктурных проектов.

Активно инвестирует на Дальнем Востоке РПФИ. Вместе с партнерами он собирается вложить в проекты на Дальнем Востоке более 1 трлн руб., говорит Дмитриев. Из них около 100 млрд руб. – средства РФПИ, остальные 900 млрд руб. – соинвесторов, партнеров и банков. Сейчас, по его словам, закрыто 45 сделок (подробнее см. врез).

ТОР предлагает в первую очередь налоговые льготы: налог на добычу полезных ископаемых 0% в течение 4 лет (против обычных 3,8–16,5%), налог на прибыль – не более 5% первые 5 лет, не менее 10% в следующие 5 лет (базовая ставка – 20%), социальные взносы – 7,6% в течение 10 лет (базово – 30%). Резиденты ТОР могут использовать режим свободной таможенной зоны, государственный контроль и надзор за ними проходят в облегченном порядке.
СПВ дает резидентам право на упрощенные таможенные и визовые процедуры, налоговые льготы (ставка налога на прибыль до 5% в течение 5 лет и освобождение от налога на имущество компаний и на землю на 5 лет), пониженную ставку страховых взносов (7,6% вместо 30% в первые 10 лет) для инвестпроектов, упрощенную процедуру возмещения НДС.
ФРДВ предоставляет долгосрочное (до 23 лет) и льготное кредитование для средних инвестпроектов (от 500 млн руб.) под 5% годовых; для малого и среднего бизнеса – субсидирование процентной ставки по кредиту (снижение на 4–6 п. п.), на эти цели выделено около 10 млрд руб. В начале этого года фонд снизил требования к доходности проектов до 5% – это одни из самых дешевых денег для инфраструктуры на российском рынке, пишет InfraOne.

Какой результат

«Нужно ли что-то делать для привлечения инвесторов? Конечно да. Работают ли меры, которые уже есть? Пока не очень», – говорит экономист Наталья Зубаревич. ТОР и СПВ стимулируют развитие проектов, но массовости пока нет, согласна руководитель дальневосточной практики KPMG Ольга Сурикова. Пока реализуются в первую очередь средние проекты, ведь для крупных нужно больше времени на принятие инвестиционных решений, говорит она.

Дальний Восток занимает почти 40% территории России, но налоговых поступлений в консолидированный бюджет дает только 5%, отмечает Сурикова. Всего доходы консолидированного бюджета в 2016 г. составили 27 трлн руб., налоговые – 14,4 трлн руб., поступления от ДФО – 657 млрд руб.

Масштабные инвестиции на Дальний Восток пока так и не пришли, они даже снижаются, говорит Зубаревич: инвестиции в основной капитал сократились на 2,9% в 2016 г. по сравнению с предыдущим годом и на 11% по сравнению с 2013 г.

Невелики и прямые инвестиции из стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Доля инвестиций из стран АТР в общем объеме ПИИ в Россию в среднем 43% (около $6 млрд), а в ДФО – всего 1% ($0,3 млрд).

Первая сделка по инициативе РПФИ на Дальнем Востоке состоялась в 2013 г. Российско-китайский инвестиционный фонд (РКИФ) купил за $200 млн 42% акций в крупнейшей лесопромышленной компании Дальнего Востока – RFP Group.
В том же 2013 году РФПИ вместе с одним из фондов под управлением Baring Vostok инвестировал в Tigers Realm Coal, владеющую месторождениями коксующегося угля на Чукотке (вложения РФПИ – $14,9 млн, Baring – $33 млн).
В 2016 г. консорциум инвесторов (РФПИ, оператор аэропортов Changi Airports International и «Базовый элемент») выкупил 100% акций АО «Терминал Владивосток» и 52,16% акций АО «Международный аэропорт Владивосток» у «Шереметьево». Доли партнеров в юридических лицах равные: по 33,3% в терминале и по 17,39% в аэропорту. На конкурсе консорциум предложил 6 млрд руб. за оба пакета (окончательная сумма сделки не раскрывается). Партнеры хотят создать на базе аэропорта ключевой российский хаб в транспортно-логистической сети АТР.
В 2017 г. должен начать работу Российско-японский инвестфонд, созданный РПФИ и Японским банком международного сотрудничества (Japan Bank for International Cooperation). Инвестиции каждой из сторон – до $500 млн, они пойдут «в стратегические проекты, развитие инфраструктуры» и др.
Строится железнодорожный мост через Амур, который должен стать новым экспортным коридором между Россией и Китаем. Российские инвестиции в мост протяженностью 2,2 км составляют 10 млрд руб., РФПИ будет участвовать в капитале проектной компании (сумма не называется), еще 2,5 млрд руб. в проект вложит ФРДВ. Проект был запущен еще в 2007 г., китайская часть моста построена, а строительство 310 м с российской стороны (не считая подходов) откладывалось до середины 2016 г.

Инвестиций больше не становится не только на Дальнем Востоке, но и в целом в России, напоминает директор группы государственных финансов S&P Карен Вартапетов, ведь подавленный потребительский спрос и неопределенность госрегулирования снижают стимулы для инвестиций. Особые налоговые и регуляторные режимы успешны пока в единичных случаях (Татарстан, Калуга). Сами ставки налогов – не главный барьер для инвесторов при принятии инвестиционных решений, делает вывод Вартапетов.

Эффект от новых проектов появится не ранее 2021 г., считает Сурикова: к этому времени будет накоплена налоговая база новых проектов, для которых ставка налога на прибыль будет 12%. Экономический эффект стимулов станет виден через 3–5 лет, согласен Ивлев.

Пока самый значимый рост показали поступления в бюджет налогов на доходы физических лиц. Они за год увеличились на 10% до 152 млрд руб. в 2016 г., это выше инфляции (5,4%). Сурикова объясняет это ростом уровня занятости населения благодаря новым проектам (подробнее о доходах жителей Дальнего Востока см. инфографику на стр. 03).

Инвестиционный потенциал

Инвестиционный потенциал Дальнего Востока, по официальным оценкам, превышает 9 трлн руб., говорит аналитик InfraOne Александра Галактионова. Инвестиции нужны в нефтегазовой и нефтехимической, лесной, горнорудной отраслях, энергетике, недвижимости, транспорте и туризме, в сельском хозяйстве и рыбной промышленности, машиностроении и лесной промышленности – т. е. почти везде, заключает аналитик. Но развитие сырьевых и добывающих отраслей сильно тормозит слаборазвитая транспортная инфраструктура, замечает она. А развитию обрабатывающей промышленности мешают высокие издержки, ведь логистическая инфраструктура региона не развита, трудовые ресурсы дорогие, а внутренний рынок сбыта небольшой, добавляет Зубаревич.

Еще одно препятствие – отсутствие правильно структурированных под требования инвесторов проектов, говорит Ивлев. Сама система привлечения и обслуживания инвесторов пока до конца не отстроена; есть затруднения, особенно на стыке зон ответственности различных администраций, министерств и ведомств, признает он.

Для привлечения инвестиций из КНР создан РКИФ, пайщики – РФПИ и Китайская инвестиционная корпорация (China Investment Corporation), капитал – $2 млрд.
РФПИ и Банк развития Китая (China Development Bank) договорились о создании Российско-китайского фонда инвестиционного сотрудничества в юанях (общий объем – 68 млрд юаней, около $10 млрд).

Последние несколько лет регионы ДФО не входили в топ-20 Национального инвестиционного рейтинга регионов, который составляет Агентство стратегических инициатив (АСИ). Улучшение качества госуслуг для бизнеса, эффективность институтов развития, доступность инфраструктуры и другие составляющие, которые учитываются при составлении этого рейтинга, могут значительно упростить работу бизнеса и стать основой для роста инвестиций в будущем, говорит Ивлев.

Инвестору важна слаженная командная работа в регионе во главе с губернатором, признает руководитель АСИ на Дальнем Востоке Ольга Курилова. Поэтому АСИ совместно с РАНХиГС проводит обучение чиновников – к сентябрю его пройдут все регионы на Дальнем Востоке, рассказала она.

Повысить конкурентоспособность макрорегиона поможет и переход от механизмов «быстрых побед» (фискальной поддержки и стимулов) к долгосрочным институциональным и инфраструктурным мерам поддержки, которые привязаны к отраслям и индустриям, считает Сурикова. Они будут дополнять существующие фискальные меры и привлекать новых инвесторов, объясняет она. Например, в июле правительство внесло в Госдуму законопроект, по которому инвесторы, вкладывающие более 100 млрд руб. в дальневосточные проекты, получат льготы по налогу на прибыль на срок до 19 лет.

Правительство со своей стороны решило дополнительно стимулировать инвестиции государственными деньгами, обязав дополнить федеральные целевые программы и госпрограммы разделами, направленными на развитие Дальнего Востока. Это, по подсчетам Минвостокразвития, даст вложений на 642 млрд руб. Госкомпании также должны дополнить инвестпрограммы дальневосточными разделами. &

Источники: http://tass.ru/ekonomika/5223824, http://moluch.ru/archive/130/36017/, http://www.vedomosti.ru/partner/articles/2017/09/04/732285-gosudarstvo-privlekaet-dengi

Комментировать
0
13 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно