Регулирование иностранных инвестиций в канаде

СОДЕРЖАНИЕ
0
28 просмотров
29 января 2019

История новой России

В XXI в. не ставится под сомнение значимость иностранных инвестиций для экономического роста страны и его качества. Но вызывает озабоченность усиление контроля зарубежных корпораций над национальными экономиками и смешение центров принятия принципиальных экономических, а иногда и политических решений за пределы стран, где они реализуются. Связано это с тем, что:

– растет вес транснациональных корпораций (ТНК) в мировой экономике. По оценкам ЮНКТАД, в 2010 г. на них приходилась 25% мирового ВВП, в том числе на их иностранные филиалы – 10%, и треть мирового экспорта[1]. Активно идут слияния и поглощения, увеличивая экономическую и политическую мощь отдельных ТНК;

– в сфере международного движения капиталов усиливается влияние государственных ТНК, что повышает политизацию проблемы иностранных инвестиций. По подсчетам ЮНКТАД, сегодня в мире действуют более 650 государственных ТНК и 8,5 тыс. их зарубежных филиалов. В 2010 г., составляя 1% всех ТНК, они контролировали 11% мировых прямых инвестиций[2];
– меняется направление потоков капитала, снижается роль развитых стран как экспортеров капитала, а сами они все чаще становятся получателями прямых инвестиций ТНК развивающихся стран и стран с переходной экономикой. Если в 1970 г. на развитые страны приходилось 99,6% мирового вывоза прямых инвестиций, в 1990 г. – 95,1%, то в 2010 г. – 70,7%[3];

– с трудом определяется страна принадлежности тех или иных ТНК. Стали нормой размытость центров контроля, двойные штаб-квартиры, интернациональные составы советов директоров и высшего управленческого звена.

Страны одновременно и экспортируют, и импортируют прямые инвестиции. Общая картина их лидерства периодически меняется. В 2010 г. страны-экспортеры расположились в таком порядке по мере убывания их доли в мировых накопленных прямых инвестициях: США, Великобритания, Франция, Германия, Китай, Швейцария, Нидерланды, Япония, Бельгия, Испания, Канада, Италия и др. Страны-импортеры капиталов: США, Китай, Великобритания, Франция, Германия, Бельгия, Испания, Нидерланды, Канада, Швейцария и др.

Зачем иностранные инвестиции благополучной Канаде?

По ежегодной статистике ООН, Канада многие годы считается одним из лучших мест в мире для проживания по совокупности важнейших критериев – общий уровень жизни, экология, культура, искусство, образование, уровень преступности. Бюджетная политика Канады наиболее эффективная среди стран G-7, а стоимость жизни самая низкая, инфляция – в среднем 1,6%. В 2010 г. страна занимала 9-ое место в мире среди импортеров капитала и 11-ое место среди экспортеров.

Таблица. Накопленные прямые иностранные инвестиции в Канаде и накопленные прямые канадские инвестиции за рубежом в 1975–2011 гг., млрд канадских долларов[4].

Иностранные инвестиции и зарубежные ТНК, прежде всего американские, сыграли большую роль в формировании современной структуры экономики Канады и продолжают оставаться важным фактором в экономическом развитии страны. В последнее время зависимость канадской экономики от иностранного капитала несколько ослабела. При этом растет присутствие в Канаде ТНК из стран Азиатско-Тихоокеанского региона, а доля США снижается, хотя на эту страну все еще приходится более половины накопленных Канадой прямых иностранных инвестиций.

Сферы инвестирования. Наиболее популярны для иностранных инвесторов в Канаде финансовый сектор (его доля в общих прямых иностранных инвестициях – 24,6% в 2011 г.), топливно-энергетический комплекс (24,4%), горно-металлургическая промышленность (10,0%), машиностроение, особенно транспортное, (9,2%), торговля и услуги (9,1%).

Финансовый сектор. Несмотря на то, что по абсолютным показателям привлечения ПИИ финансовый сектор остается на 1-ом месте, присутствие зарубежного капитала в нем традиционно незначительно: в 2011 г. совокупные активы иностранных банков в Канаде составляли лишь 6% всех активов банковской системы страны[5]. За 10 лет их доля выросла лишь на 0,2% – и это при том, что канадское правительство стремится увеличить присутствие иностранных финансовых институтов на национальном рынке финансовых услуг для создания конкурентной среды. В Канаде действуют 22 дочерних иностранных банка (5 американских, по два китайских, французских, индийских, японских, южнокорейских, голландских и тайваньских, по одному швейцарскому, британскому и пакистанскому банку), а также 28 отделений иностранных банков (14 отделений американских банков, 3 британских, по два швейцарских и французских, по одному отделению сингапурского, голландского, японского, ирландского, французского, бельгийского и тайваньского банка). Им трудно соперничать с местными банками и финансовыми корпорациями. Некоторые сокращают свое присутствие на канадском финансовом рынке, а то и вовсе уходят.

Топливно-энергетический комплекс. В отличие от финансового сектора, в топливно-энергетическом комплексе влияние иностранного капитала значительно и постоянно растет. Крупные активы по добыче углеводородного сырья в стране традиционно имеют корпорации США и Великобритании, все активнее инвестируют в этот сектор Франция, Япония, Китай, Южная Корея, Таиланд и ЮАР. Значительная часть инвестиций направляется в разработку новых месторождений битуминозных песков и сланцевого газа в провинциях Альберта и Британская Колумбия. Ожидаются крупные вложения в транспортную инфраструктуру ТЭК, в терминалы по сжижению природного газа. Масштабные планы американской Exxon Mobil по добыче нефти из канадских битуминозных песков стали важным позитивным сигналом для канадской нефтегазовой промышленности и экономики в целом. В Канаде с тревогой относились к протестам влиятельных демократов США против закупок «грязной» нефти, добываемой из битуминозных песков, – особенно на фоне роста добычи в США сланцевых нефти и газа, что снижало спрос на канадские углеводороды.

Не в последнюю очередь повышение интереса американского капитала к разработке канадских природных ресурсов связано с экспансией в Канаду капитала из стран Азиатско-Тихоокеанского региона, прежде всего китайских государственных корпораций с конца 2000-х годов. Китайские компании интересует добыча «тяжелой» нефти, природного газа в Альберте и Британской Колумбии, добыча сланцевого газа. Ожидается, что конкуренция за доступ к канадским месторождениям минерального сырья будет возрастать, что станет для Канады не только экономической, но и политической проблемой.

Горнодобывающая промышленность и металлургия. Солидные иностранные инвестиции идут в канадскую горнодобывающую промышленность и металлургию. Здесь представлен капитал США, Великобритании, Швейцарии, Бразилии, Индии, Китая и России. Зарубежные ТНК интересует в первую очередь добыча железной руды, угля и калия (в том числе проекты по разработке новых месторождений). В металлургии практически все крупные канадские активы уже находятся под иностранным контролем, поэтому новые инвестиции связаны, как правило, с модернизацией существующих предприятий. Более привлекательны вложения в цветную, чем в черную металлургию.

Машиностроение, электротехническая промышленность и высокотехнологичные отрасли. В них представлены ТНК преимущественно США, Германии, Италии, Швеции и Японии. Причем крайне привлекательна для иностранных корпораций сфера высоких технологий, а в машиностроении и электротехнической промышленности иностранный капитал не спешит наращивать свое присутствие или вообще покидает Канаду (уходит в Мексику и США). Американские корпорации активно скупают многообещающие канадские высокотехнологические фирмы. Среди покупателей весь цвет американских высоких технологий: Intel, Google, Teledyne, Amdocs, Zynga, Autodesk, Twitter. Только IBM за последние годы провела в Канаде пять поглощений.

Автомобильная промышленность. Эта отрасль находится под полным иностранным контролем, если не считать производства автомобильных агрегатов и запчастей. Но интерес к ней падает: в 2011 г. иностранные инвестиции в отрасль оказались наименьшими с середины 1980-х гг. – 1,2 млрд долларов по сравнению 3,1 млрд долларов в среднем в год в течение последнего десятилетия[6]. Основная причина – более высокие затраты на сборку автомобилей в Канаде по сравнению с США из-за роста курса канадского доллара и растущих затрат на рабочую силу. Глава Chrysler Group C. Маркионне: «Вы не можете иметь сильную валюту, вы не можете иметь неконкурентоспособный уровень зарплат и ожидать, что Chrysler и другие автопроизводители продолжат делать автомобили в вашей стране за счет собственной конкурентоспособности».

Агропромышленный комплекс и пищевая промышленность. В них традиционно действовали в основном американские и швейцарские корпорации, однако за последние 10 лет особой инвестиционной активности на канадском рынке они не проявляли. Ситуация начала меняться с дерегуляцией зернового рынка Канады. В 2012 г. в результате сделки стоимостью несколько миллиардов долларов под контроль швейцарского капитала попала одна из крупнейших канадских зерновых компаний.

Розничная торговля. Здесь иностранный капитал завоевал прочные позиции и представлен почти исключительно американскими ТНК (присутствуют практически все американские гиганты розничной торговли). Они настолько агрессивно расширяют свой канадский бизнес, что под угрозой оказались независимые канадские розничные сети. 20 лет назад в стране действовали 20 американских сетей, сейчас – около 200, они контролируют 50% канадской розничной торговли, к 2015 г. ожидается 70%.

Сфера телекоммуникаций. Присутствие зарубежных компаний в этой сфере Канада законодательно ограничивает. Их там практически нет. Правда, ситуация может измениться после ожидаемого ослабления государственного регулирования и в этой сфере.

Десятка крупнейших стран-экспортеров инвестиций в Канаду. Среди экспортеров капиталов в Канаду по-прежнему лидируют США и Европа, за ними с большим отрывом следуют страны Азии и Океании, Латинской Америки и Африки. Но ярко выражена тенденция укрепления позиций ТНК из азиатских и латиноамериканских стран. Утратили свои былые позиции Франция, Япония и Германия. Резко выросли прямые инвестиции в Канаду из Нидерландов, Люксембурга и Швейцарии, которые регулярно используются в качестве транзитных пунктов для капиталов других стран, в первую очередь не относящихся к промышленно развитым. Появился активный новичок – Бразилия, которая сразу заняла 6-ое место, потеснив Францию, Японию и Германию.

Десятка крупнейших экспортеров прямых иностранных инвестиций в Канаду в 2011 г. выглядела так: США (326 млрд канадских долларов), Нидерланды (56 млрд), Великобритания (39 млрд), Люксембург (25 млрд), Швейцария (20 млрд), Бразилия (19 млрд), Франция (15 млрд), Япония (13 млрд), Китай (11 млрд), Германия (9 млрд)[7].

Поглощения канадских компаний. В Канаде иностранный капитал расширяет сферу своего влияние, не только создавая зарубежные филиалы, но и поглощая канадские лакомые куски. Число и суммарная стоимость сделок по поглощению канадских компаний зарубежными ТНК устойчиво росли вплоть до экономического кризиса 2008–2009 гг., затем после резкого падения ситуация стала выправляться: 2002 г. – 134 сделки на сумму свыше 14 млрд канадских долларов, 2005 г. – 117 и 65 млрд, 2007 г. – 246 и 192 млрд (достигнут максимум), 2008 г. – 192 и 43 млрд, 2009 г. – 125 и 34 млрд, 2011 г. – 144 и 50 млрд.

Вот так и живут – открыв практически все сферы своей экономики для иностранных инвестиций (9-ое место в мире по их импорту), поощряя выход канадских компаний во внешний мир (11-ое место по экспорту инвестиций) и во многом благодаря этому снискав славу одного из лучших мест в мире для проживания по совокупности важнейших критериев. Иностранный капитал играет важную роль в формировании и развитии канадской экономики с конца XIX в.

Но на фоне всплеска в последние годы интереса иностранных инвесторов к канадским ресурсам, новой волны слияний и поглощений с участием зарубежных корпораций, растущих инвестиций в добывающий сектор из стран Азиатско-Тихоокеанского региона в Канаде активизировались дискуссии о роли иностранного капитала в экономике страны. Необходимо или нежелательно ограничивать его? Не пора ли расширить его государственное регулирование? Или, может быть, вообще скорректировать лояльную государственную политику в этой сфере? Какие перспективы у экспорта канадского сырья? Правительству предстоит четко сформулировать свою позицию по всем этим вопросам – и при этом не подорвать экономику и не ухудшить качество жизни в стране.

Зачем иностранные инвестиции богатой Америке?

Действительно, зачем США, которые покрыли весь мир своими капиталовложениями (1-ое место по их экспорту), открывать страну для чужих инвестиций, допускать их двухстороннее движение? Более того, и в импорте иностранных инвестиций Америка вышла на 1-ое место: в 2010 г. ее доля в мировых накопленных прямых иностранных инвестициях составила 18% (1980 г. – 11,9%), потеснив Китай с большим отрывом (его доля в 2010 г. – 5,7%, в 1980 г. – 25,4%)[8].

Такая картина сложилась не сразу. В 1960 г. прямые иностранные инвестиции в США оценивались лишь в 7 млрд долларов. С середины 1970-х гг., когда на мировой арене появились ЕЭС и Япония, иностранные компании стали проявлять интерес к американской экономике. В 1980-е гг. приток иностранного капитала в нее составлял в среднем в год 30–45 млрд долларов, в 1990-е гг. – 70–80 млрд. Кульминация пришлась на 2000 г. – 314 млрд долларов[9]. Это означало, что США стали наиболее крупным и динамично растущим сектором мирового хозяйства, который активно притягивает к себе капиталы из других стран.

Иностранных инвесторов привлекали высокий научно-технический уровень американской экономики, огромная емкость внутреннего рынка, динамичный рост американского хозяйства, быстрые темпы развития высокотехнологичных отраслей и информационных технологий, снижение курса доллара в сочетании с политической и экономической стабильностью. В 2007 г. Министерство торговли США запустило программу Investin America, чтобы повысить привлекательность американской экономики для иностранных инвесторов и успокоить тех американцев, которые с подозрением относились к расширению деятельности зарубежных компаний. За 1990–2008 гг. накопленные прямые иностранные инвестиции в американской экономике увеличились в 5,6 раза и достигли в 2008 г. 2,3 трлн долларов[10], обеспечив лидирующие позиции в мире.

На базе прямых иностранных инвестиций в США сформировались зарубежные производства, связавшие экономику других стран с экономикой США теснее, чем торговля. На предприятиях, созданных с участием иностранного капитала, в США в 2006 г. были заняты 5,3 млн человек. На долю филиалов иностранных фирм приходилось 11% ВВП США, создаваемого в обрабатывающей промышленности, 20% предоставляемых Америкой банковских и финансовых услуг, 13% американских расходов на НИОКР[11].

Ядро заграничного капитала образуют иностранные промышленные компании. Общий объем продаж зарубежных предприятий, расположенных в США, достиг 2,8 трлн долларов. При этом продажи этих зарубежных филиалов росли быстрее, чем прямой экспорт стран, откуда они родом. Столь мощный приток иностранного капитала в США усилил его влияние на американскую экономику и свидетельствует о растущей экономической и финансовой глобализации в мире.

Сферы инвестирования. Активы обрабатывающей промышленности сегодня на 12% принадлежат иностранцам. В отдельных отраслях обрабатывающей промышленности фирмы, контролируемые иностранным капиталом, производят 20–25% продукции.

Банковский сектор. Более 20 лет наиболее доходным для иностранных компаний остается банковский бизнес. Иностранные банки активно создают в США свои отделения и филиалы, приобретают пакеты акций американских банков (10% акционерного капитала), стремятся внедриться не столько в банковский бизнес вообще, сколько в его монополистическое ядро. Иностранные банки проникают в американскую экономику преимущественно через слияния и поглощения финансовых организаций США. В результате объем иностранного капитала в финансовой и банковской сфере американской экономики вырос за 1980–2007 гг. в 65 раз – с 6,2 до 405 млрд долларов.

Оптовая торговля. В этой сфере иностранные инвестиции достигают 278 млрд долларов. По уровню технической оснащенности предприятия оптовой торговли отстают от других отраслей американской экономики. Приобретая их, иностранные компании применяют автоматизированные закупочные системы, внедряют робототехнику, конвейеры, подвижные стеллажи и другие средства механизации сбытовых операций. Создание современных предприятий оптовой торговли расширяет сбытовые сети в США. Наиболее активны японские компании, на их долю приходится более 1/3 иностранных капиталовложений в эту сферу.

Химическая промышленность. На нее приходится около 212 млрд долларов иностранных инвестиций. Лидирующие позиции здесь занимают компании Нидерландов, Великобритании, Швейцарии и Германии, которые отличаются хорошей конкурентоспособностью и высоким техническим уровнем производимой продукции, особенно в базовой химии и фармацевтике.

Машиностроение. На него приходится около 71 млрд долларов. Крупные компании Люксембурга, Германии, Японии, Великобритании и Франции заняли прочные позиции в производстве автомобилей, средств автоматизации производственных процессов, промышленных роботов. Примерно 70% спроса США на промышленные роботы США удовлетворяют японские компании. Филиалы японских компаний выпускают примерно 9% всех производимых в США легковых автомобилей.

Крупнейшие страны-экспортеры инвестиций в США. На американском рынке действует капитал из 110 стран, однако ведущие позиции принадлежат небольшой группе развитых стран. Крупнейшими иностранными инвесторами являются Великобритания (19,6% всех накопленных прямых иностранных инвестиций в стране), Япония (11,2%), Канада (10,2%), Нидерланды (10,0%), Германия (9,7%), Франция (8,0%), Швейцария (7,4%) и Люксембург (6,4%)[12].

В конце 1970-х и в 1980-е гг. ведущие японские компании, выпускающие компьютеры, полупроводники и электротехнику, автомобили и химической продукции, стремясь обойти торговые барьеры, создаваемые Вашингтоном, перешли от прямого экспорта товаров к организации собственных производств на американском рынке. Это способствовало быстрому притоку капитала в США и укреплению позиций японских фирм на емком американском рынке.

Слияния и поглощения американских компаний. В 1980-е гг. предпочтение отдавалось образованию зарубежных филиалов (под контролем материнских компаний), которые создавали собственное производство и развивали кооперационные связи с американским бизнесом в производстве, научно-технической деятельности и сбыте. Во второй половине 1990-х гг. – 2000-х гг. чаще практиковались международные слияния и поглощения американских компаний, нарастала сверхконцентрациия и без того крупных ТНК. Таким образом иностранные компании стремились получить новые возможности для сбыта; усилить влияние на тот или иной сегмент рынка; повысить эффективность деятельности за счет объединения ресурсов, по своей силе превосходящего простую сумму результатов действия отдельных компонентов; увеличить масштабы операций; снизить издержки производства, усовершенствовать методы управления; распределить риски; обеспечить финансовые интересы.

Нередко иностранные компании на территории США образуют стратегические альянсы с американскими фирмами. Так, японская фирма Toshiba и американская корпорация General Electric образовали технологический альянс, в рамках которого производятся газовые турбины нового поколения, итальянская компания Fiat и американская корпорация Chrysler – альянс для совместного производства и маркетинга малолитражных легковых автомобилей в стремлении избежать последствий мирового финансового кризиса. Создаются и долгосрочные стратегические альянсы, которые охватывают все стадии производственного цикла – от научных разработок до совместного производства и сбыта. Главная выгода иностранных филиалов от объединения в промышленности связана с экономией на дорогостоящих научных разработках и создании новых видов наукоемкой продукции, на капиталовложениях в новые технологии, на расходах на содержание чрезмерного управленческого аппарата, на масштабах производства на основе снижения его текущих издержек.

Влияние иностранного капитала на американскую экономику. Инвестиции иностранных компаний стали неотъемлемой частью экономики США. Самым общим показателем оценки значения иностранного капитала для страны является соотношение между прямыми иностранными инвестициями и валовым внутренним продуктом. В 2006 г. при участии иностранного капитала было создано 9,3% ВВП США.

В последние годы американские производители автомобилей значительно улучшили качество своей продукции и повысили эффективность производства, конкурируя с японскими компаниями, от которых американцы позаимствовали новые методы организации производства и управления. В результате не только увеличились масштабы автомобильного рынка, но и расширился ассортимент, снизились цены.

Приток иностранных инвестиций в экономику США, значительно возросший в последние годы, помог многим американским компаниям увеличить объем производства, а некоторым в условиях кризиса – избежать банкротства.

На раннем этапе деятельности иностранные компании стремились укрепиться на внутреннем рынке США. Но по мере расширения масштабов своей деятельности и освоения американского рынка иностранный капитал начал активно выходить на рынки третьих стран. В настоящее время на иностранные предприятия приходится примерно 19% товарного экспорта США и 26% импорта.

Иностранные предприятия создают новые рабочие места, снижают безработицу. В 2007 г. на них было занято свыше 5,3 млн человек, в том числе в обрабатывающей промышленности – 2,1 млн, в оптовой и розничной торговле – около 1,2 млн, в сфере информационных услуг – 223 тыс., в финансовой сфере – 215 тыс.

Положительно воздействуя на занятость населения, приток иностранного капитала одновременно позволил США удерживать ставки ссудного процента на низком уровне до 2005 г., что, в свою очередь, позитивно сказалось на росте инвестиций.

Компании Западной Европы и Японии выносят часть своих научно-исследовательских работ в США, постепенно увеличивая расходы на исследования, проводимые за рубежом, причем значительная часть НИОКР является прикладными или представляют собой доработку продукции для адаптации к национальному рынку. Тем самым они повышают эффективность американской экономики.

Иностранные компании закупают американские патенты и лицензии, что улучшает состояние платежного баланса США, позволяет американским ТНК получать крупные роялти и концентрировать свои усилия на новейших направлениях научно-технического прогресса. Таким образом, иностранные инвестиции включаются в модернизацию экономики США и финансирование дефицита текущего платежного баланса.

Регулирование иностранных инвестиций в США. Американский политический истеблишмент и деловые круги не препятствуют привлечению иностранных инвестиций. Но федеральные органы власти следят за результатами экономической деятельности иностранных компаний, соблюдением ими правил поведения на американском рынке.

Инвестиционный режим как национальных, так иностранных компаний регулируют: Акт 1990 г. о прямых иностранных инвестициях и усовершенствовании международной финансовой информации, Акт об иностранных инвестициях 1987 г., Акт о защите производства 1950 г., Акт о торговле и конкурентоспособности 1988 г., поправка Эксон-Флорио к Акту о торговле и конкурентоспособности 1988 г., Акт о международной торговле и инвестициях 1994 г., Акт об атомной энергетике 1954 г. и др.

Прямые ограничения для иностранных инвесторов действуют, как правило, лишь по соображениям национальной безопасности. Наибольшие аппетиты по приобретению американских компаний, значимых с точки зрения национальной безопасности, проявляют японские фирмы, за ними следуют англичане, французы, немцы и китайцы.

Комитет по иностранным инвестициям (КИИ). Он контролирует сделки по покупкам иностранными инвесторами части или контрольного пакета таких американских компаний. В случае конфликта интересов Комитет не накладывает сразу запрет, а пытается найти компромисс, стремясь соблюсти интересы национальной безопасности. Участники сделки нередко консультируются с Пентагоном, как составить соглашение, чтобы его одобрил КИИ. Иногда зарубежные инвесторы сами отказываются от первоначальных планов, и выставленная на продажу американская собственность достается американским компаниям. Иногда компромисс достигался в результате того, что гражданская часть производства переходит к иностранному владельцу, а военные цеха остаются под американской юрисдикцией. Благодаря такому консенсусу между предпринимателями и федеральным правительством удавалось сохранять приверженность принципам открытой экономики и оберегать интересы национальной безопасности.

Комитет также проверяет инвестиционные сделки, в результате которых контроль над американскими компаниями могут получить «зарубежные правительства или контролируемые ими организации» и выборочно ограничивает приток иностранного капитала. Так США отреагировали на избыток свободных финансовых средств в Китае, России и Индии.

Бюро экономического анализа Министерства торговли. Оно готовит регулярные исследования по иностранным инвестициям в американскую экономику, для этого собирает сведения обо всех существенных сделках по продаже иностранцам американской собственности на территории страны. Если зарубежная фирма приобрела не менее 10% акций или равноценной собственности американской компании, стоимостью свыше 1 млн долларов, либо земельный участок площадью более 200 акров в коммерческих целях, то американские участники сделки (посредник или продавец) обязаны в течение 45 сообщить об этом в Бюро. Они посылают ему заполненную многостраничную анкету, где описывается характер соглашения и цели сторон.

Кроме того, любая компания, которая владеет собственностью свыше 1 млн долларов и хотя бы на 10% контролируется иностранным капиталом, обязана в конце финансового года (завершается 30 сентября) представить в Бюро подробный отчет о своей деятельности, указав размеры принадлежащей ей собственности, объемы продаж и сумму годового дохода. Благодаря этому БЭА обладает исчерпывающей информацией об иностранных инвестициях и регулярно информирует президента, Конгресс и общественность страны.

Опыт США свидетельствует о том, что иностранный капитал, деятельность которого регулируется законодательной и исполнительной властью, не противоречит экономическим интересам страны, на территории которой он действует, более того – способствует ее развитию.

[1] World Investment Report 2011: None-Equity Modes of International Production and Develop-ment. UNCTAD. 2012, p. X.

[3] Unctad Stat. – http://unctadstat.unctad.org.

[4] Рассчитано по: Statistics Canada, CANSIM, table 376-0037. – http://www.statcan.gc.ca.

[5] Office of the Superintendent of Financial Institutions Canada. – http://www.osfi-bsif.gc.ca.

[6] The Financial Post. 29.11.2011.

[7] Рассчитано по: Statistics Canada, CANSIM, table 376-0051. – http://cansim2.statcan.gc.ca.

[8] Рассчитано по: Unctad Stat. – http://unctadstat.unctad.org.

[9] Foreign Direct Investment Position in the United States. Survey of Current Business, September 2008. P. 102.

Специфика государственного регулирования прямых иностранных инвестиций в Канаде (правовые вопросы)

(Дораев М. Г.) («Предпринимательское право», 2012, N 1) Текст документа

СПЕЦИФИКА ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ПРЯМЫХ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ В КАНАДЕ (ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ)

Дораев Мерген Германович, соискатель кафедры предпринимательского права юридического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, партнер юридической фирмы «Егоров, Кряжевских и партнеры».

В статье анализируется государственное регулирование прямых иностранных инвестиций и влияние государственной инвестиционной политики на импорт и экспорт капиталов в Канаде. Делается вывод о важной роли разумного баланса публичных и частных интересов в успешности канадской политики привлечения иностранных инвесторов.

Ключевые слова: прямые иностранные инвестиции, режим допуска прямых иностранных инвестиций, Канада.

Specifics of state regulation of direct foreign investments in Canada (legal issues) M. G. Doraev

The purpose of this paper is to analyze the government control on foreign direct investment (FDIj and impact of government investment policy on inward and outward FDI flows in Canada. It indicates that the reasonable balance between public and private interests is significant factor to explain the success of Canadian policy to attract foreign investors.

Key words: foreign direct investment, FDI admission regime, Canada.

В литературе, посвященной вопросам правового регулирования иностранных инвестиций, часто упоминается, что наличие специального законодательства об иностранных инвестициях — прерогатива исключительно развивающихся стран. Индустриально развитым государствам не требуется особых условий и режима для иностранных инвестиций, поскольку их регулирование обеспечивается общим законодательством . В качестве исключения из этого правила называется Канада, которая, как и Россия, имеет специальный закон, посвященный исключительно вопросам правового регулирования иностранных инвестиций. ——————————— См.: Богатырев А. Г. Инвестиционное право. М., 1992. С. 83 — 84.

Принимая во внимание, что существующая в Канаде государственная инвестиционная политика ведет свою историю с 1970 г. , накопленный этой страной более чем 40-летний положительный опыт государственного регулирования иностранных инвестиций не должен остаться невостребованным. При анализе канадского опыта становится ясно, что только разумно сбалансированная инвестиционная политика могла позволить этому богатому сырьевыми ресурсами государству, признаваемому экспертами типичным реципиентом иностранных инвестиций , отстоять экономический суверенитет при наличии общих границ с обладателем крупнейшей в мире экономики. ——————————— Подробнее об этом см.: Lenrow J. L. Foreign Direct Investment in the United States: Possible Restrictions at Home and a New Climate for American Investment Abroad. The American University Law Review. 1976. Vol. 26:109. P. 121 — 124. Leitao N. C. Foreign Direct Investment: The Canadian Experience. International Journal of Economics and Finance Vol. 2, No. 4; November 2010. URL: www. ccsenet. org/ijef.

Особая сложность в определении правильного баланса частных и публичных интересов при осуществлении государственной инвестиционной политики обусловлена членством Канады во Всемирной торговой организации. Необходимость защиты национальных интересов в условиях ограниченного перечня разрешенных к использованию средств государственного регулирования стала ключевым фактором, сформировавшим инвестиционную политику Канады, что и позволило современным исследователям «говорить о появлении нового типа законодательства об иностранных инвестициях» . ——————————— В первую очередь речь идет о ТРИМС, которое является частью приложения 1A к Марракешскому соглашению «Многосторонние соглашения по торговле товарами» // URL: http://www. wto. org/english/docs_e/iegal_e/l8-trims. pdf. Доронина Н. Г. Правовые проблемы вступления России в ВТО // Журнал российского права. 2006. N 11 (СПС «КонсультантПлюс»).

В соответствии с действующим Законом об иностранных инвестициях 1985 г. (Investment Canada Act 1985) процедура допуска иностранных инвестиций в экономику Канады может осуществляться в форме: (1) уведомительной процедуры; (2) проверки инвестиций на наличие «чистой выгоды» для Канады (the «net benefit» to Canada test); (3) проверки на отсутствие угроз национальной безопасности (the national security test). ——————————— URL: http:// www. canlii. org/ en/ ca/ laws/ stat/ rsc-l985-C-28-1st-supp/ 57591/.

Как следует из самого названия, уведомительная процедура не требует никаких решений государственных органов и состоит в информировании государства о факте осуществления иностранной инвестиции (к примеру, в форме участия в существующем либо вновь создаваемом «канадском бизнесе») . ——————————— Под канадским бизнесом понимается любой бизнес, который: (a) осуществляется на территории Канады; (b) имеет в Канаде физическое(-ие) лицо(-а), нанятое(-ые) в связи с осуществлением бизнеса; и (c) активы в Канаде, используемые для ведения бизнеса. При этом не является бизнесом деятельность по разведке полезных ископаемых. В отношении добычи нефти и газа бизнесом считаются только участки недр, содержащие извлекаемые запасы нефти и газа, что касается других полезных ископаемых, то действующая шахта рассматривается в качестве бизнеса на этапе перехода к стадии извлечения полезных ископаемых // URL: http://www. ic. gc. ca/eic/site/ica-lic. nsf/eng/lk00051.html#business.

В отличие от уведомительной процедуры проверка на наличие «чистой выгоды» требует согласия Министерства индустрии Канады на совершение соответствующих определенным критериям сделок, влекущих получение иностранным инвестором контроля над канадским бизнесом . К подлежащим согласованию сделкам относятся: ——————————— Критерии определения контроля над канадским бизнесом: (a) приобретение большинства голосующих акций юридического лица (за исключением не являющихся корпорациями); (b) приобретение 1/3 и более голосующих акций корпорации рассматривается как получение контроля, если не будет доказано фактическое отсутствие контроля такого инвестора над корпорацией (прим. авт.).

— прямое приобретение канадского бизнеса иностранным инвестором из государства — члена ВТО (подконтрольным ему лицом или у продавца, подконтрольного лицу из государства — члена ВТО), если балансовая стоимость активов приобретаемого бизнеса по результатам последнего финансового года превышает 312 млн. канадских долларов ; ——————————— Установленный критерий размера сделки ежегодно индексируется с учетом инфляции. Так, в 2011 г. указанный критерий размера сделки возрос с 299 до 312 млн. канадских долларов. Также стоит отметить, что еще в 2009 г. в инвестиционное законодательство были внесены изменения, увеличившие этот критерий до 600 млн. канадских долларов на основе расчета «рыночной капитализации» канадского бизнеса. Однако указанные изменения не вступили в силу до окончания разработки канадскими государственными органами порядка определения рыночной капитализации (Hutton S. 2011 Investment Canada Act review threshold confirmed; Neylan S., Kilby M. Higher Investment Canada Act threshold still not in force. URL: http://www. thecompetitor. ca).

— прямое приобретение канадского бизнеса иностранным инвестором из государства, не входящего в ВТО (подконтрольным ему лицом), если балансовая стоимость активов приобретаемого бизнеса по результатам последнего финансового года превышает 5 млн. канадских долларов; — косвенное приобретение канадского бизнеса иностранным инвестором из государства, не входящего в ВТО (подконтрольным ему лицом), если балансовая стоимость активов приобретаемого бизнеса по результатам последнего финансового года превышает 50 млн. канадских долларов. Заявление иностранного инвестора должно содержать информацию о планах инвестора в отношении канадского бизнеса, по итогам детального изучения которых Министерством индустрии принимается решение о наличии или отсутствии «чистой выгоды» для канадской экономики. В числе факторов, принимаемых во внимание при оценке «чистой выгоды»: ——————————— Если в случае прямого инвестирования сделка не может быть совершена до получения предварительного согласия Министра индустрии Канады, то при косвенном приобретении иностранный инвестор обязан в течение 30 дней после совершения сделки подать соответствующее заявление в Министерство индустрии (прим. авт.).

— эффект иностранных инвестиций на уровень и состояние экономической активности в Канаде (персонал, переработка полезных ископаемых, привлечение канадских комплектующих и услуг, экспорт, капитальные затраты и т. д.); — степень и важность участия канадских лиц в канадском бизнесе; — влияние иностранных инвестиций на производство и производственную эффективность, технологическое развитие, инновации и ассортимент товаров в Канаде; — влияние иностранных инвестиций на состояние конкуренции в какой-либо отрасли экономики; — совместимость иностранных инвестиций с государственной промышленной, экономической и культурной политикой (учитывается, прямо затрагиваемая в политике федерального правительства и провинций); — вклад в способность Канады конкурировать на мировых рынках. В большинстве случаев условием согласования сделки является принятие иностранным инвестором 3 — 5-летних обязательств перед Правительством Канады в отношении будущей деятельности приобретаемой компании. В состав таких обязательств, как правило, входит: сохранение персонала с канадским гражданством, уровня капитальных затрат и расходов на НИОКР в Канаде, сохранение штаб-квартиры на территории Канады и доли канадских граждан, представленных в менеджменте и совете директоров компании. В отношении инвесторов, прямо или косвенно подконтрольных иностранным государствам (state-owned enterprises), действуют специальные правила оценки «чистой выгоды». В частности, в специальном Руководстве Министерства индустрии указывается, что политика Правительства Канады состоит в обеспечении того, чтобы управление и коммерческая ориентированность таких инвесторов рассматривались при определении наличия «чистой выгоды» для канадской экономики. Действующая процедура проверки включает оценку соответствия канадским стандартам корпоративного управления и требованиям канадского законодательства, а также возможность дальнейшей деятельности на коммерческой основе в отношении: направлений экспорта, мест ведения деятельности, участия канадских физических и юридических лиц в осуществлении деятельности в Канаде и за рубежом, планируемого уровня капитальных затрат для сохранения глобальной конкурентоспособности канадского бизнеса. Обязательства, налагаемые Министерством индустрии на инвесторов, подконтрольных иностранным государствам, могут включать: назначение канадских граждан в качестве независимых директоров, назначение канадских граждан в руководство компании, регистрацию бизнеса в Канаде, листинг акций приобретаемой компании на канадской фондовой бирже. ——————————— Guidelines — Investment by state-owned enterprises — Net benefit assessment. URL: http:// www. ic. gc. ca/ eic/ site/ ica-lic. nsf/ eng/ lk00064.html#oil.

Особые правила допуска иностранных инвесторов действуют в отношении канадского бизнеса в сфере культуры (Canadian cultural business), включающего публикацию, дистрибьюцию и продажу периодической и печатной продукции; производство, распространение и демонстрацию фильмов и видеозаписей, музыкальной аудио — и видеопродукции; музыкальных произведений в печатной или пригодной для считывания ЭВМ форме; а также радио-, телевизионное и кабельное вещание, ретрансляционное программирование и услуги вещательных сетей. Иностранные инвестиции в этой сфере подлежат согласованию с Департаментом культурного наследия Канады (Department of Canadian Heritage), при этом критерий размера активов приобретаемого бизнеса независимо от страны происхождения капитала составляет 5 и 50 млн. канадских долларов (для прямых и косвенных инвестиций соответственно), а решение о допустимости инвестиций зависит от соответствия предполагаемой инвестиции целям культурной политики Канады, включая: — поддержку производства, сохранения и распространения разнообразной канадской культурной продукции; — культурное участие и занятость (забота о талантах, прием на работу и обучение канадских граждан, привлечение канадских компаний и т. д.); — развитие и укрепление культурных связей внутри канадского населения; — воспитание активной гражданской позиции и участия в гражданской жизни . ——————————— URL: http:// www. pch. gc. ca/ pc-ch/ org/ sectr/ ac-ca/ eiic-csir/ net-eng. cfm.

Проверка на отсутствие угроз национальной безопасности была введена в 2009 г. по образцу действующей в США процедуры проверки иностранных инвестиций в соответствии с Поправкой Эксона — Флорио . В выпущенном в июне 2008 г. отчете канадской Комиссии по конкурентной политике (Competition Policy Review Panel) указывается на введение этой процедуры как приведение Канады в соответствие с другими индустриальными государствами, имеющими систему проверки на соответствие национальной безопасности . Как и в случае с американским аналогом, канадское законодательство не содержит определения понятия «угроза национальной безопасности», оснований принятия решения об инициировании проверки со стороны Правительства Канады и критериев признания инвестиции, составляющей угрозу национальной безопасности. ——————————— Подробнее см.: Bhattacharjee S. National security with a Canadian twist: the Investment Canada Act and the new national security review test. Perspectives on topical foreign direct investment issues by the Vale Columbia Center on Sustainable International Investment. No. 10, July 30, 2009. URL: http://www. vcc. columbia. edu. Compete to Win: Final Report. June 2008. URL: http://www. ic. gc. ca/eic/site/cprp-gepmc. nsf/eng/h_00040.html.

В соответствии со ст. 25.2 Закона об иностранных инвестициях 1985 г. министр индустрии должен иметь разумные основания считать инвестицию в качестве потенциально угрожающей национальной безопасности. В этом случае иностранному инвестору должно быть направлено уведомление о поступлении требования о проведении проверки. Однако де-факто проверка на отсутствие угроз национальной безопасности является продолжением осуществляемой Министерством индустрии проверки на наличие чистой пользы для Канады. При этом в случае выявления угрозы национальной безопасности канадское Правительство может запретить осуществление инвестиций, обусловить осуществление инвестиций исполнением определенных условий или принятием иностранным инвестором письменных обязательств либо потребовать выделения части канадского бизнеса. Интересна сложившаяся практика допуска иностранных инвестиций в канадские компании. Так, в ноябре 2010 г. министр индустрии Канады объявил, что недружественное поглощение крупнейшего в мире канадского производителя карбоната калия Potash Corporation of Saskatchewan Inc. со стороны британо-австралийской горнодобывающей компании BHP Billiton, скорее всего, не принесет «чистой пользы» Канаде . По оценке канадских чиновников, сделка с BHP Billiton не даст положительного эффекта в отношении трех из шести определенных в законе критериев: возможность Канады конкурировать на мировых рынках; производительность, эффективность и инновации в Канаде; общий уровень экономической активности в стране. Не воспользовавшись 30-дневным периодом на переговоры с властями, BHP Billiton отозвало свое предложение о приобретении канадской компании — это был второй за историю случай отказа в выдаче разрешения на поглощение канадской компании со стороны иностранного инвестора в соответствии с действующим Законом об иностранных инвестициях . ——————————— URL: http://www. ic. gc. ca/eic/site/icl. nsf/eng/06031.html. Hutton, S. Investment Canada says «no» to BHP Billiton takeover of PotashCorp. URL: http://www. thecompetitor. ca.

Несмотря на то что блокирование сделки с Potash Corporation повлекло критические отзывы и обвинения канадских властей в отказе от приверженности принципу открытости экономики для иностранных инвестиций , Правительство Канады согласовало другие крупнейшие поглощения канадского бизнеса, осуществленные иностранными компаниями в 2010 г. Примечательно, что в качестве примера одной из таких сделок приводится поглощение одной из крупнейших уранодобывающей компаний со стороны российской Госкорпорации «Росатом» . ——————————— Результатом общественного диалога стало принятое в феврале 2011 г. решение парламентского комитета разработать проект изменений в Закон об иностранных инвестициях с целью повышения прозрачности и эффективности процедуры допуска иностранных инвестиций (McCarthy S. Tories to seek review of investment act. The Globe and Mail. 5 November 2010. URL: http:// www. theglobeandmail. com/ globeinvestor/).potash/ tories-to-seek-review-of-investment-act/ article1788273/. Подробнее об этом см.: Clark R. E., Cusinato C. A. Canadian M&A;: Eleven Trends for 2011. Business Law Today, April 2011.

Стоит отметить, что наряду с общими правилами допуска иностранных инвестиций в экономику канадское законодательство предусматривает специальные инвестиционные ограничения в различных сферах экономической деятельности , в том числе в финансовом секторе , телекоммуникациях , добыче урана и т. д. ——————————— Подробнее см.: Доклад К. П. Кряжевских «Защита инвестиций в странах СНГ (взгляд со стороны государства-реципиента)» на Третьем СНГ — ЕС Форуме «EuroLawyer 2010» (Лондон, 15 — 16 апреля 2010 г.) // URL: http://2010.eurolawyer. org. uk/. Подробнее см.: Neave E. H. Investment Restrictions in the Financial Services Sector. Industry Canada. Working Paper 2008-08. Подробнее см.: Hirshhorn R. Formal and Informal Barriers to Foreign Direct Investment in the Telecom Sector. Industry Canada. Working Paper 2008-07. Например, см.: Non-Resident Ownership Policy in the Uranium Mining Sector (the letter from the Minister of Natural Resources dated December 23, 1987). URL: http://nrcan. gc. ca/eneene/sources/uranuc/uranium/respol-eng. php.

Важную роль в привлечении иностранных инвестиций в экономику Канады играет Департамент международных отношений и международной торговли, оказывающий широкий спектр государственных услуг напрямую иностранным инвесторам. Кроме специализированного сайта на 10 языках, содержащего актуальную информацию об инвестиционных возможностях Канады и ее регионов, особенностях ведения бизнеса, налогового и правового регулирования, а также постоянно обновляемые экономические обзоры по приоритетным для инвестиций отраслям промышленности, иностранному инвестору предлагается возможность подписки на получение интересующей его информации и личный прием представителей Департамента в консульских учреждениях за пределами Канады . ——————————— URL: www. investincanada. gc. ca.

В опубликованной канадским Правительством Глобальной стратегии обеспечения экономического роста и процветания (A Global Commerce Strategy for Securing Canada’s Growth and Prosperity) кроме привлечения капитала указывается на важность увеличения экспорта инвестиций для будущего наращивания конкурентоспособности и производственных мощностей Канады . Таким образом, большое внимание Правительство уделяет росту международного экономического присутствия канадского бизнеса — оказанию государственной поддержки частным канадским инвестициям за пределами страны. ——————————— URL: http://www. international. gc. ca/commerce/assets/pdfs/GCS-en. pdf.

В качестве основных направлений такой деятельности в Канаде выделяют: заключение двусторонних и многосторонних соглашений о защите инвестиций и оказание канадскому бизнесу институциональной поддержки за рубежом . Так, в соответствии с Законом о развитии экспорта (Export Development Act) специально созданная в 1944 г. Государственная корпорация по развитию экспорта (Export Development Canada, EDC) оказывает услуги по финансированию зарубежных проектов и страхованию некоммерческих рисков канадских инвесторов с целью повышения международной конкурентоспособности канадского бизнеса. ——————————— Подробнее см.: Acharya R. C., Rao S., Bhattacharjee S., Wright L. Outward FDI from Canada and its policy context. Columbia FDI Profiles. August 25, 2010. URL: http://www. vcc. columbia. edu. URL: http://laws. justice. gc. ca/eng/acts/E-20/FullText. html.

О результативности такой политики свидетельствует статистика деятельности EDC. Ежегодно услугами EDC пользуются более 8300 канадских компаний, из которых более 80% представляют малый и средний бизнес . ——————————— По данным корпорации EDC // URL: http://www. edc. ca/english/corporate. htm.

Участие EDC в инвестиционных проектах основывается на результатах их оценки с позиции «потенциальных выгод» («potential benefits») для экономики Канады, проводимой с учетом следующих факторов: — расходы на НИОКР в Канаде; — возможности повышения доступа к глобальным рынкам и интеграции в основные системы международных поставок; — влияние на занятость населения; — поддержка малого и среднего предпринимательства; — целевой рынок для сделки (развитый или развивающийся); — создание новых технологий и новой продукции; — дивиденды, роялти или лицензионные платежи. Кроме того, ст. 23 Закона о развитии экспорта предусматривает возможность участия EDC в инвестиционном проекте в связи с соответствием предполагаемых инвестиций национальным интересам (определяется решением министра международной торговли Канады). Подобные национальные интересы могут включать в себя: экономическую выгоду для Канады, важность для канадского экспорта и соответствие внешнеполитическим целям . ——————————— URL: http://www. edc. ca/english/disdosure_9239.htm.

По справедливой оценке отечественных ученых, в основу государственной инвестиционной политики Канады изначально положен «протекционизм» — принцип защиты национального предпринимательства, предполагающий активные действия федерального правительства вплоть до непосредственного участия в экономической деятельности . Однако, по мнению канадских исследователей, если разработанный в начале 1970-х годов Закон о проверке иностранных инвестиций (Foreign Investment Review Act) действительно был данью моде на национальную независимость, когда вся канадская общественность была озабочена проблемой сохранения контроля над экономикой, то действующий Закон 1985 г. был шагом навстречу иностранным инвесторам . В этих условиях любое действие канадского Правительства по защите какой-либо из отраслей промышленности от поглощения иностранным бизнесом становится основанием для обвинений в политическом маневрировании и возврате к политике протекционизма . ——————————— См.: Бакатин Д. В., Кирин А. В., Хорошилова А. В. Регулирование иностранных инвестиций в экономически развитых странах: Учеб. пособие. М.: Изд-во МГУ, 2001. С. 24 — 25. См.: Brown D. J., Kilby M. Canada: Still Open for Business? PotashCorp and the Investment Canada Act. Journal of European Competition Law & Practice (2011). First published online May 3, 2011 doi:10.1093/jedap/lpr027. McCarthy S. Tories to seek review of investment act. The Globe and Mail. 5 November 2010. URL: http://www. theglobeandmail. com/globeinvestor/.

В исследовании, проведенном по заказу Министерства индустрии Канады, американские ученые С. Глоберман и Д. Шапиро отмечают, что государственной политике любого правительства полагается быть комплексной и непротиворечивой. Презюмируется, что основную цель любого правительства составляет повышение уровня среднедушевого дохода населения. Второй по важности целью является поддержка государственного суверенитета. Обе выделенные цели могут быть несовместимы, так как, если достижение первой цели может включать увеличение уровня иностранного присутствия в экономике, то вторая может требовать того же от внутреннего бизнеса. В этой ситуации, указывают ученые, функция государственной инвестиционной политики лучше всего определяется по «формуле Лагранжа» — обеспечение максимального роста реального дохода на душу населения при минимально приемлемом уровне государственного суверенитета . Представляется, что текущая государственная инвестиционная политика Канады является одним из примеров такого компромисса. ——————————— Globerman S., Shapiro D. Canadian Government Policies Toward Inward Foreign Direct Investment. Gouvernement du Canada — Industrial Organization 24, Gouvernement du Canada — Industry Canada (Working Paper Number 24, September 1998). P. 11.

научная статья по теме РЕГУЛИРОВАНИЕ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ В КАНАДЕ Экономика и экономические науки

Цена:

Авторы работы:

НЕМОВА ЛЮДМИЛА АЛЕКСЕЕВНА

Научный журнал:

Год выхода:

Текст научной статьи на тему «РЕГУЛИРОВАНИЕ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ В КАНАДЕ»

МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ, 2014, № 7, с. 45-54

РЕГУЛИРОВАНИЕ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ

© 2014 г. Л. Немова

После 2009 г. Канада входит в число стран с наиболее благоприятным инвестиционным климатом. Особо привлекателен для иностранных инвесторов ее ресурсный сектор, в первую очередь горнодобывающая и нефтегазовая отрасли. В последнее время весьма высокий интерес к вложениям в Канаду проявляет Китай — относительно небогатый в плане природных ресурсов, но аккумулирующий гигантские финансовые ресурсы в руках государственных корпораций и суверенных фондов. Все это заставляет власти Канады пересматривать критерии и механизмы регулирования иностранных инвестиций в стратегические активы.

Ключевые слова: экономика Канады, иностранные инвестиции, стратегические активы, экономическая безопасность, госкорпорации, Китай.

После глобального финансово-экономического кризиса 2008-2009 гг. резко возрос интерес крупных инвесторов к вложениям в реальные активы, в особенности в странах с благоприятным и стабильным инвестиционным климатом. Рекордным по интенсивности слияний и поглощений, а также прямых иностранных инвестиций оказался 2012 г. В 2013 г. замедление темпов роста и обострение финансовых проблем в глобальной экономике привели к спаду в этих процессах. Однако некоторые аналитики считают, что в таких отраслях, как нефтегазовая промышленность, добыча и первичная переработка руд цветных металлов, имела место лишь «временная пауза» [10]. По крайней мере, как продемонстрировали события накануне и во время саммита АТЭС-2013 в Индонезии, государственные корпорации и суверенные фонды из Китая и некоторых других стран Азии продолжают демонстрировать «большой аппетит» и готовность к приобретению ресурсных и прочих активов в различных регионах мира.

Среди стран, привлекающих наибольший интерес иностранных инвесторов, — Канада. По объему ВВП она занимает седьмую позицию в группе ведущих рыночных стран и двенадцатую -в мировом рейтинге [11]. Экономика и финансовая система страны продемонстрировали высокую устойчивость в условиях глобального финансо-

НЕМОВА Людмила Алексеевна, кандидат экономических наук, зав. сектором Института США и Канады РАН, РФ, 121814 Москва, Хлебный пер., 2/3 (lunemova@gmail.com).

во-экономического кризиса и повышенной турбулентности в посткризисный период. Об этом свидетельствуют главные показатели, характеризующие более благополучную ситуацию в канадской экономике и социальной сфере по сравнению с другими ведущими рыночными странами

[2]. В целях создания благоприятных условий для ведения бизнеса ставка федерального налога на прибыли корпораций в Канаде поэтапно снижалась с 21% в 2006 г. до 15% — в 2012-м. По оценкам экспертов KPMG, налогообложение доходов корпораций при этом достигло самого низкого уровня по сравнению с большинством развитых рыночных стран [15].

В целом в 2010-2013 гг. международные организации и рейтинговые агентства весьма высоко оценивали инвестиционный климат в стране. В частности, аналитики Всемирного банка, Economist Intelligence Unit и журнала Forbes называли Канаду лучшей или одной из лучших в мире стран для инвестирования и ведения бизнеса в течение 2011-2015 гг. [8].

В последние несколько лет наиболее крупные потоки ПИИ направляются в топливно-энергетический комплекс, горно-металлургическую промышленность и финансовый сектор Канады

[3], что неудивительно, поскольку по богатству и разнообразию природных ресурсов страна относится к числу мировых лидеров, уступая другим государствам (в том числе России) только по некоторым позициям.

До недавнего времени Канада имела немалое число контролируемых национальным капиталом компаний мирового класса в горнорудной промышленности и производстве цветных металлов,

в сталелитейной промышленности, нефтегазовом и прочих секторах. Еще в начале 2000-х годов собственно канадскими оставались такие компании, как Inco и Falconbridge (разведка, добыча и переработка руд цветных и редкоземельных металлов — меди, никеля, цинка, кобальта, платины, кадмия и пр.), Alcan (производство алюминия), Dofasco, Stelco и Algoma Steel (сталелитейная промышленность), MacMillan-Bloedel (лесопромышленный комплекс), Ipsco (производство стальных труб большого диаметра), Gulf Canada и Poco Petroleums (нефтегазовая промышленность), Newbridge Networks (производство телекоммуникационного оборудования), Molson (пивоваренная промышленность). В последние несколько лет все они перешли под иностранный контроль.

С момента принятия в Канаде в 1985 г. федерального Закона об инвестициях (Investment Canada Act — ICA) и вплоть до 2008 г. было формально отклонено только одно предложение зарубежных инвесторов на приобретение крупных национальных компаний. Однако в течение 2008-2013 гг. так или иначе были заблокированы как минимум пять подобных сделок. И вообще отношение к мегасдел-кам стало более сдержанным, отчасти вследствие особых позиций властей субъектов федерации (провинций). К тому же в разных слоях общества, в том числе и среди деловых и политических элит, возросло беспокойство и недовольство по поводу утраты Канадой большинства «национальных чемпионов» на глобальном рынке.

Особенно острые противоречия и много возражений вызывают заявки гигантских государственных корпораций из стран Азии (прежде всего Китая) на приобретение крупных активов в ресурсных отраслях. В посткризисный период принятие решений о продаже иностранным инвесторам так называемых стратегических активов стало одной из наиболее сложных проблем в деятельности канадского правительства.

Придерживаясь принципа открытости для иностранных инвестиций, канадские власти подвергают проверке только часть поступающих заявок на сделки по слияниям и поглощениям или созданию новых предприятий. К числу проверяемых относятся три категории зарубежных проектов: крупные инвестиции (выше определенной пороговой суммы), вложения в отрасли культуры, а также в некоторые отрасли, отнесенные к категории особо важных с точки зрения национальной безопасности.

Пороговая сумма подлежащих проверке крупных прямых инвестиций из стран ВТО периодически пересматривается в сторону повышения. В 2011-2012 гг. для большинства секторов канадской экономики она составляла 312 млн. долл.1 Канадская валюта достигла тогда курсового паритета с долларом США. В 2013 г. пороговая сумма была поднята до 344 млн. долл. (при соотношении порядка 1.02-1.04 кан. долл./долл. США). С 2014 г. ее увеличили почти в три раза — до 1 млрд. долл.

Приобретения канадских активов, не превышающие пороговой суммы, не требуют проверки (если это не касается культурного наследия или потенциальных угроз национальной безопасности). Однако информация о сделках должна обязательно направляться в департамент инвестиций Министерства отраслевого развития (Industry Canada — канадский аналог российского Минэкономразвития). Такое же требование предъявляется к любым зарубежным проектам по созданию на территории Канады новых предприятий (greenfield investment). Непрямое приобретение канадских активов через покупку компаний, зарегистрированных в третьих странах, подлежит контролю, если канадская доля в активах приобретаемого предприятия превосходит 50%.

Крупные зарубежные инвестиционные проекты, превышающие установленную пороговую сумму, проходят процедуру оценки на предмет их потенциальной выгодности для Канады (net benefit test) [12]. Оценка производится исходя из следующих критериев:

— влияние на экономику субъекта федерации или страны в целом (на общий уровень деловой активности, занятость, динамику экспорта);

— привлечение канадских работников и компаний в качестве партнеров;

— воздействие на эффективность производства, технологические нововведения, выпуск новых видов товаров и услуг;

— влияние на конкуренцию на канадских рынках;

— соответствие зарубежных проектов национальной экономической и культурной политике;

— вклад в усиление конкурентоспособности Канады на международных рынках.

Оценивая потенциальную выгодность крупного проекта, сотрудники Министерства отраслевого развития проводят консультации с прочими федеральными ведомствами и правительствами субъектов федерации. Рассматриваются планы

1 Здесь и далее доллары канадские, если не указано иное.

иностранного инвестора относительно развития бизнеса в Канаде. В некоторых случаях для подтверждения выгодности проекта инвесторы берут на себя юридически закрепленные обязательства (legally binding undertakings) по созданию на территории страны рабочих мест, осуществлению НИОКР и инноваций, дополнительным вложениям капитала.

В случаях, когда возникают опасения, что предстоящая сделка по слиянию или поглощению может ухудшить конкурентную среду в отрасли (в частности, привести к росту цен для потребителей), к рассмотрению заявки иностранного инвестора обязательно подключается Управление по конкуренции (Competition Bureau), отвечающее за антимонопольную политику. Это ведомство является подразделением Министерства отраслевого развития, но обладает значительной автономией в правоприменительной сфере и действует фактически независимо от министра, которое не наделено полномочиями по надзору за состоянием конкурентной среды. Стороны, собирающиеся заключить сделку, решают все возникающие вопросы с инспекторами Управления по конкуренции. В случае конфликтной ситуации дело передается на рассмотрение Антимонопольного трибунала (Competition Tribunal) -квазисудебного органа, принимающего решения по вопросам инвестиционных сделок. Если какая-либо из сторон конфликта не удовлетворена решением трибунала, она имеет право обратиться в суды более высокой инстанции, вплоть до Верховного суда.

Таков общий порядок рассмотрения крупных зарубежных инвестиционных проектов. Однако для нескольких секторов и отраслей канадской экономики предусмотрены особые критерии и гораздо более сложные процедуры допуска ПИИ, когда основные решения по проектам принимают не Министерство отраслевого развития, а иные федеральные ведомства. Так, министр Канадского наследия осуществляет контроль над иност

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Источники: http://www.ru-90.ru/node/1494, http://center-bereg.ru/g315.html, http://naukarus.com/regulirovanie-inostrannyh-investitsiy-v-kanade

Комментировать
0
28 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
Инвестиции
0 комментариев
Инвестиции
0 комментариев
Инвестиции
0 комментариев