Структура инвестиций в развитых странах

СОДЕРЖАНИЕ
0
34 просмотров
29 января 2019

1.1 Понятие и структура инвестиций

В системе воспроизводства инвестициям принадлежит очень важная роль в деле возобновления и увеличения производственных ресурсов, и, следовательно, в обеспечении определенных темпов экономического роста. Если представить общественное воспроизводство как систему производства, распределения, обмена и потребления, то инвестиции, главным образом, касаются первого звена — производства, и, можно сказать, составляют материальную основу его развития.

Термин «инвестиция» происходит от латинского слова investire — облачать. В рамках централизованной плановой экономики он не использовался, существовало понятие «валовые капитальные вложения», под которыми понимались все затраты на воспроизводство основных фондов, включая затраты на их ремонт. Под инвестициями подразумевалось долгосрочное вложение капитала в различные отрасли экономики, иными словами, инвестиции отождествлялись с капитальными вложениями. С началом осуществления в России рыночных преобразований точка зрения на содержание категории «инвестиции» изменилась, и это нашло отражение в законодательстве.

В ФЗ РФ от 25 февраля 1999 г. №39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» (в ред. От 02.01.2000 г. № 22-ФЗ, от 22.08.2004 г. № 122-ФЗ, от 02.02.2006 г. № 19-ФЗ) даны понятия: инвестиции, инвестиционная деятельность, капитальные вложения, инвестиционный проект, приоритетный инвестиционный проект, срок окупаемости инвестиционного проекта, совокупная налоговая нагрузка.

Инвестиции в соответствии с действующим законом — это денежные средства, ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права, имеющие денежную оценку, вкладываемые в объекты предпринимательской и (или) иной деятельности в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта.

Термин «альтернативные инвестиции» употребляется в отношении вложения капитала в непроизводственную сферу, а именно в недвижимость, в предметы искусства, различного рода коллекции, старинные монеты, антиквариат и т.д.

Инвестициями являются также денежные средства, целевые банковские вклады, паи, ценные бумаги, машины, оборудование, технологии, кредиты, любое имущество и имущественные права, интеллектуальные ценности, вкладываемые в объекты предпринимательской деятельности и других видов деятельности в целях получения дополнительного капитала и достижения положительного экономического и социального эффекта.

Таким образом, инвестиции с экономической точки зрения представляют собой вложение капитала в ту или иную сферу деятельности с целью последующего его прироста. В более глубоком понятии инвестиции означают процесс расставания с деньгами или с другими материальными ценностями с целью получения в будущем своей экономической выгоды.

Наиболее важными и существенными признаками инвестиций являются:

· потенциальная способность инвестиций приносить доход;

· осуществление вложений лицами (инвесторами), которые имеют собственные цели, не всегда совпадающие с общеэкономической выгодой;

· определенный срок вложения средств (всегда индивидуальный);

· целенаправленный характер вложения капитала в объекты и инструменты инвестирования;

· использование разных инвестиционных ресурсов, характеризующихся спросом, предложением и ценой, в процессе осуществления инвестиций;

· наличие риска вложения капитала.

Инвестиционный процесс всегда связан с двумя факторами: временем и риском. Риск обусловлен недополучением желаемого прироста капитала и возмещением потерь от инфляции в предстоящем периоде.

В предпринимательской деятельности в укрупненном виде различают следующие инвестиции:

· в физические активы;

· в финансовые активы;

· в нематериальные (незримые) активы;

Инвестиции в физические активы — это долгосрочные вложения средств в отрасли материального производства, или их называют реальными инвестициями.

Инвестиции в финансовые активы — это права на получение денежных средств от физических и юридических лиц или международной кредитно-финансовой деятельности.

Инвестиции в нематериальные (незримые) активы — в соответствии с ПБУ № 14 2000 г. к ним относятся объекты интеллектуальной собственности:

· исключительное право на результаты интеллектуальной деятельности;

· исключительное право патентообладателя на изобретение, промышленный образец, полезную модель;

· исключительное авторское право на программы ЭВМ, базы данных;

· имущественное право автора или иного правообладателя на типологии интегральных микросхем;

· исключительное право владельца на товарный знак и знак обслуживания, наименование места происхождения товаров;

· исключительное право патентообладателя на селекционные достижения;

· деловая репутация организации и организационные расходы, связанные с образованием юридического лица, признанные в соответствии с учрежденными документами частью вклада участников (учредителей) в уставный (складочный) капитал организации.

Портфельные инвестиции — вложение средств в долгосрочные ценные бумаги или контракты, записанные на бумаге, такие как акции, облигации и др. Подобные вложения либо слишком малы, либо так распределены между держателями, что не могут обеспечить их владельцам контроль, что не оказывает влияния на эффективность и целенаправленность их использования.

Инвестиции в физические активы и финансовые, а также портфельные тесно связаны между собой. Государства со слаборазвитой экономикой отдают предпочтение реальным инвестициям, т.е. инвестициям в физические активы, или прямым.

Прямые инвестиции — капитальные вложения непосредственно в производство какой-либо продукции, включающие покупку, формирование или расширение фондов предприятия, модернизацию основных средств.

В свою очередь, в странах с развитой экономикой предпочтение отдается финансовым и портфельным инвестициям, так как развитие институтов финансового и портфельного инвестирования оказывает благотворное влияние на рост реальных (прямых) инвестиций.

Инвестиции в физические активы, финансовые и портфельные тесно связаны между собой и не являются конкурирующими друг с другом. Напротив, они дополняют друг друга и способствуют подъему экономики.

Все типы инвестиций можно разделить на активные и пассивные.

Активные инвестиции — это, как правило, агрессивные или диверсификационные инвестиции, направленные на захват новых рынков. Через финансовые инструменты (портфельные инвестиции) они могут поглощать конкурентов или ослаблять их позиции на рынке. Здесь может быть применен механизм демпинговых цен, внедрение новейших технологий в области производства и менеджмента. Данные инвестиции могут обеспечить наибольшую прибыль, но не исключен и существенный риск.

Пассивные инвестиции — в отличие от активных инвестиций менее рискованные и направлены на поддержание (стабилизацию) финансового состояния предприятия за счет замены изношенного оборудования, технологий и подготовки вновь принятого персонала, поддержания на соответствующем уровне менеджмента.

По своей природе и сущности различают начальные инвестиции и брутто-инвестиции.

Начальные инвестиции состоят из финансовых вложений при создании предприятия или его приобретении (покупке). Их также называют нетто-инвестициями.

Брутто-инвестиции — включают в себя нетто-инвестиции и реинвестиции.

Реинвестиции — состоят из свободных денежных средств (прибыли, амортизации внеоборотных активов и др.). По своей экономической природе они больше всего тяготеют к активно-пассивным инвестициям, так как направлены на покупку нового оборудования, ресурсосберегающих технологий, создание собственными силами новых основных средств (фондов), замену устаревшего оборудования, модернизацию, а также диверсификацию капитала. В свою очередь инвестиции, направленные на расширение производства и захват новых рынков сбыта, увеличение конечной реализации выпущенной (изготовленной) продукции, приобретение влияния на другие фирмы, называются экстенсивными инвестициями.

Интенсивные инвестиции — направлены на сокращение затрат сырья и материалов, повышение производительности труда, уменьшение потребности в производственных площадях и емкостях, сокращение энергопотребления, фондозатрат, т.е. материальных, трудовых и финансовых ресурсов.

Инвестиционное развитие предполагает набор параметров (показателей), определяющих направление и характер капиталовложений.

Здесь очень важно сочетание макроэкономических параметров с институциональной средой инвестирования.

К макроэкономическим показателям относят:

· темпы роста ВВП;

· темпы роста сбережений;

· темпы роста инвестиций;

· темпы роста экспорта;

· темпы роста импорта;

· структурные изменения отраслей хозяйствования;

· уровень воспроизводства отдельных отраслей;

· уровень воспроизводства региона.

Институциональная среда инвестирования характеризуется следующими параметрами:

· развитием финансовой системы;

· развитием источников финансирования инвестиций;

· развитием межотраслевого и межрегионального перелива капитала.

Следует отметить существенное значение роста роли инвестиций в среднесрочном и долгосрочном их использовании в развитии экономики в рыночных условиях. Такой подход обусловлен наличием постсоветского периода, выявлением глубоких проблем структурного и воспроизводственного характера, а именно:

· повышенная энергоемкость производства;

· экономически не обоснованное расположение предприятий;

· неэффективное использование земельного фонда;

· наличие существенного объема неконкурентоспособной (неликвидной) продукции в общем объеме выпуска продукции (товаров, работ, услуг);

· гипертрофированное развитие отраслей тяжелой промышленности;

· переход к выпуску новых продуктов;

· завоевание новых рынков капитала, труда, ресурсов, сбыта и т.д.;

· наличие устаревших технологий и внедрение новых управленческих технологий;

· возникновение новых собственников;

· создание и развитие новых финансовых институтов.

Следует заметить, что решение проблем инвестирования предполагает укрепить экономику России и является необходимым условием стабилизации национальной валюты.

Структура зарубежных инвестиций

Подавляющая часть инвестиций и осуществляющих их главных «действующих лиц» ТНК сосредоточена в упомянутой «триаде» (США, ЕС и Япония). На 10 крупнейших принимающих стран приходятся 2/3 притока инвестиций на 100 малых стран – 1%.

Рекордный рост инвестиций внутри группы наиболее развитых стран связы­вают прежде всего с активно происходящим процессом межфирменных слияний и приобретений акций партнеров.

Почти 90% всего прироста ПИИ в 1995 г. (как их вывоза, так и размещения) приходилось на промышленно развитые государства, вследствие чего доля по­следних в общемировом объеме размещения производительного капитала вы­росла до 65% по сравнению с 59% в 1994 г., а доля в вывозе капитала — до 85% по сравнению с 83%.

Если по масштабам зарубежного инвестирования лидируют ТНК, базирую­щиеся в США, Великобритании, Франции, то наиболее привлекательными для иностранных инвестиций были фактически те же страны — США, Великобрита­ния, ФРГ.

Неравномерность размещения инвестиций характерна и для других групп го­сударств. В общей сумме размещаемых средств в развивающихся странах око­ло 2/3 приходится на Азию, свыше 1/4 — на Латинскую Америку, остальное (до 1/10) — на Африку.

Наметившийся в середине 90-х гг. заметный рост притока ПИИ в азиатские государства отражает происходивший там интенсивный экономический рост, прогресс в процессе либерализации. Соответственно эти страны стали занимать все более важное место в инвестиционных планах ТНК. Одновременно растут и ПИИ, осуществляемые между самими развивающимися странами (в 1994 г. свы­ше 1/2 всех зарубежных вложений из развивающихся стран Азии были сделаны в рамках того же региона).

Южная, Восточная и Юго-Восточная Азия остается крупнейшим регионом размещения ПИИ среди стран развивающегося мира. Так, в 1995 г. туда было на­правлено 65 млрд. долларов, то есть 2/3 от всех ПИИ, полученных развивающи­мися странами. Это обусловлено тем, что современные масштабы и динамизм развития азиатских государств делали их все более привлекательными для ТНК из всех стран, которые стремятся найти там новые рынки сбыта или включить ресурсы региона в свои глобальные производственные схемы.

Начиная с 1992 г. крупнейшим получателем ПИИ в группе развивающихся стран выступает КНР. В 1995 г. в Китае было размещено 38 млрд. долларов ино­странных инвестиций. Именно китайская экономика задает тон в азиатском ин­вестиционном буме. Правда, недавно начавшееся изменение китайской полити­ки по отношению к ПИИ может на некоторое время ограничить поток инвестиций в эту страну. КНР движется к созданию национального режима для иностранного капитала, постепенно ликвидируя предоставлявшиеся ему ранее привилегии, в частности освобождение от импортных пошлин. Учитывая высо­кие темпы экономического роста КНР и процесс открытия там все новых сфер для ПИИ, прежде всего инфраструктурных отраслей, можно предполагать, что в долгосрочной перспективе Китай останется весьма привлекательным объектом для иностранных инвесторов.

В 1995 г. приток ПИИ в страны Латинской Америки и Карибского бассейна вырос на 5% и достиг 27 млрд. долларов.

Правда, иностранные капиталовложения сконцентрированы всего в несколь­ких отраслях: автомобилестроение (Мексика и Бразилия), разработка полезных ископаемых (Чили). Усиление интереса иностранных инвесторов к Аргентине и Перу было связано с развернувшимися там процессами приватизации. Иначе го­воря, потоки инвестиций в эту часть мира были в значительной мере обусловле­ны не общими, а специфическими условиями экономики тех или иных стран, что проявляется и в существенной неравномерности объемов вложений в отдель­ные годы.

Примером могли бы служить Аргентина, Венесуэла и Перу. Когда в начале 90-х годов там проходила приватизация крупных компаний, приток иноинвестиций существенно вырос, однако в последующие годы иссяк. Инвестиции в круп­ные горнорудные проекты и такие отрасли, как автомобильная, также отлича­лись многочисленными пиками и провалами. Неравномерность потоков ПИИ по годам приводит не только к резким перемещениям стран региона в списке го­сударств — крупнейших получателей иноинвестиций, но и к кардинальным сдвигам в отраслевой структуре ПИИ в отдельных странах. Например, в Перу в 1995 г. на связь и транспорт пришлось 42% всего притока ПИИ, а в 1990 г. — все­го 0,4%. Столь резкий всплеск вложений связан с широкомасштабной привати­зацией в телекоммуникационном секторе этой страны.

Специалисты предполагают, что неравномерность потока ПИИ в страны Ла­тинской Америки сохранится и в обозримом будущем. На него прежде всего ока­жут влияние начинающийся приватизационный процесс в Бразилии и реализа­ция ряда крупных инвестиционных проектов в области автомобилестроения.

Следует отметить, что по-прежнему остаются на обочине процесса междуна­родного инвестирования развивающиеся страны Африки. Хотя за 1985-1995 гг. абсолютный объем размещенных в них ПИИ удвоился, инвестиции сюда не рас­тут столь же быстро, как в другие регионы мира. В 1995 г. они составили практи­чески столько же, сколько и в 1994 г. — 5 млрд. долларов, а доля Африки во всех ПИИ в развивающиеся страны даже снизилась до 4,7% по сравнению с 5,8% в предыдущем году.

Тем не менее внутри самой Африки наблюдаются существенные сдвиги в ге­ографии размещения иноинвестиций. В 1990 г. более 40% всех ПИИ в регион приходилось на государства Южной Африки. С тех пор ситуация кардинально изменилась: к 1993 г. на юге континента осталось только 25% всех ПИИ, а на первое место (главным образом вследствие крупных инвестиций западноевро­пейских ТНК) вышли страны Северной Африки, на которые в 1980 г. приходи­лось всего 12% всех ПИИ. Инвесторы из промышленно развитых стран проявля­ют к Африке неровный интерес. Большую по сравнению с американскими и японскими фирмами активность там традиционно развивают западноевропей­ские компании, что объясняется географической близостью и постколониальны­ми связями. Крупнейшими иностранными инвесторами в Африке остаются ТНК из Франции, ФРГ, Италии и Великобритании.

Примечательно, что проявляются существенные различия в значимости ПИИ для отдельных государств региона.

Так, в Нигерии, являющейся важным объектом интереса международных корпораций, роль иноинвестиций относительно масштабов национальной эко­номики не столь велика, как, например, в Экваториальной Гвинее (хотя абсо­лютный приток туда иностранного частного капитала совсем невелик).

Как известно, в 1995 г. наметились рекордно высокие показатели активности иностранных инвесторов в странах Центральной и Восточной Европы. Это объяснялось не только очередной волной приватизационного процесса, но и наконец на­чавшимся здесь экономическим ростом (Польша и Чехия). В рассматриваемые стра­ны направлено 5% общемирового потока иноинвестиций за год (в 1991 г. — всего 1%). При этом 2/3 всего прироста 1995 г. пришлось на Венгрию и Чехию: приток ча­стного капитала туда почти утроился, составив 3,5 млрд. и 2,5 млрд. долларов соответ­ственно. Инвестиции в Россию составили почти 2 млрд. долларов, то есть удвоились по сравнению с 1994 г.

Существенная доля направленных в страны региона ПИИ (в 1994 г. — 18%) остается связанной с приватизацией государственных предприятий. Правда, эта доля снизилась по сравнению с периодом 1989—1993 гг., когда инвестиции тако­го рода преобладали (за исключением России).

На современном этапе прослеживается все более отчетливая корреляция между притоком ПИИ, особенно не имеющих непосредственного отношения к приватизационным процессам, и состоянием экономики принимающих стран: иностранные инвестиции направляются прежде всего в страны, где обозначи­лись перспективы экономического роста. Поэтому, несмотря на то, что многие ТНК поспешили установить свое, по крайней мере, номинальное присутствие в странах региона как только на рубеже 80—90-х годов там началась либерализация регулирования инвестиций, по-настоящему инвестирование начинается только сейчас, когда переходный процесс зашел уже достаточно далеко и преодолена тенденция к падению производства. Удвоение притока ПИИ в постсоциалисти­ческие государства, прежде всего в Восточную Европу, в 1995 г. (по сравнению с 1994 г.) свидетельствует о признании международным капиталом прогресса этих стран в создании рыночной экономики.

Другая отличительная черта международного инвестирования середины 90-х годов — усиление роли реинвестированных прибылей и внутрифирменных креди­тов (также представляющих собой компоненты ПИИ). По данным за 1995 г., они выросли соответственно на 78% и 36%. Аналогичным образом рекордный по сво­им абсолютным масштабам вывоз капитала из США в 1995 г. (95 млрд. долларов) отражал громадные объемы как новых вложений в зарубежную собственность (42 млрд. долларов), так и реинвестирования полученных за рубежом прибылей (тоже 42 млрд. долларов). При этом 54% всего этого потока было направлено в За­падную Европу.

К началу 90-х годов стоимость продукции зарубежных филиалов ТНК до­стигла 6% мирового ВВП, тогда как в 1982 г. этот показатель не превышал 2%.

100 крупнейших по размерам зарубежных вложений ТНК (исключая банков­ские и финансовые учреждения) базируются в промышленно развитых странах. Стоимость их зарубежных владений оценивается приблизительно в 1,4 трлн. долларов, что составляет 2/3 общего объема ПИИ в мире. За прошедшие 5 лет эта доля оставалась практически неизменной.

Среди компаний перечень наиболее активных участников зарубежной инве­стиционной деятельности продолжает возглавлять с 1990 г. англо-голланд­ский концерн «Роял-Датч Шелл» с зарубежными активами в 63,4 млрд. долларов (из общей суммы активов свыше 100 млрд.).

Далее следуют «Форд» с 60,6 млрд. долларов (при общей сумме активов в 219,4 млрд. долларов) и «Экссон» (соответственно 56,2 и 87,9 млрд. долларов).

Но если использовать интегральный «индекс транснациональности», учиты­вающий размеры не только заграничных вложений, но и зарубежных продаж и использования иностранной рабочей силы, расстановка сил меняется: «Роял-Датч Шелл» попадает только на 27-ю позицию, а на первой оказывается канад­ская «Томсон корпорейшн».

Наиболее характерными чертами крупнейших корпораций, составляющих первую сотню ТНК, являются следующие: (I) с точки зрения страны происхож­дения самую большую группу составляют американские ТНК (32 из 100). На них же приходится основная доля зарубежных вложений; (2) наиболее быстро­растущая группа — японские ТНК (в 1990 г. в первую сотню входило 11 фирм, в 1994 г. — уже 19), японские электронные корпорации оказались в числе наибо­лее важных новых участников группы ведущих ТНК мира; (3) европейские ТНК занимают заметные позиции в капитало- и наукоемких отраслях, в частности в химической и фармацевтической промышленности; (4) в отраслевом разрезе на­иболее высоким индексом транснациональности отличаются химические и фар­мацевтические ТНК. за ними следуют фирмы пищевой и электронной индуст­рии, замыкают список чисто торговые компании.

Тем не менее среди крупных ТНК имеются теперь и выходцы из развиваю­щихся стран Азии и Латинской Америки. Список таких ТНК возглавляют «Дэу» (Республика Корея), «Хатчисон Уампу» из Гонконга и «Семекс» из Мексики.

По индексу транснациональности в середине 90-х гг. ведущие позиции зани­мала сингапурская фирма «Криэйтив текнолоджи», специализирующаяся на вы­пуске мультимедийных устройств для персональных компьютеров (на ее долю ныне приходится 60% всего мирового рынка такой продукции).

С точки зрения страны базирования среди данной группы ТНК были наибо­лее заметны корпорации из Южной Кореи и Тайваня (по 8 из каждой страны). В отраслевом разрезе наивысшие показатели транснациональности имели фир­мы строительной и электронной индустрии.

Ныне на 50 крупнейших ТНК из развивающихся стран приходится не менее 10% общего объема зарубежных вложений фирм, базирующихся в этих странах.

При этом доля зарубежных продаж в общем объеме их продаж уже весьма вы­сока (30%), но доля зарубежных активов все еще относительно невелика (9%). Соответственно интегральный индекс транснациональности у ТНК из развива­ющихся стран (21%) практически вдвое ниже, чем у первой сотни ТНК мира (42%). Несомненно, этот факт прежде всего объясняется краткостью истории транснационализации крупного капитала стран развивающегося мира. Тем не менее ТНК из развивающихся стран планируют дальнейшую интернационализа­цию своих операций.

Среди причин, обусловивших в последнее время столь интенсивное развитие зарубежной инвестиционной деятельности отдельных стран (и компаний), следу­ет выделить такие, как давление конкуренции, новые технологии, приватизация, поддержка правительств. Кроме того, называются следующие региональные груп­пировки, наиболее активно содействующие притоку инвестиций: ЕС, НАФТА, АСЕАН, АТЭС, поскольку они способствуют глобализации бизнеса, выработке и практическому применению на основе сопоставимых инвестиционных режимов.

На современном этапе мировая экономика движется в сторону создания многостороннего механизма, определяющего «правила игры» в отношении прямых иностранных инвестиций. В этой связи отмечается ряд обстоятельств: (1) сдвиги в законодательстве, ведущие к либерализации инвестиционного режи­ма (в 1995 г. отмечено 112 изменений в 64 странах, причем в 106 случаях режим облегчен); (2) повышение роли региональных соглашений, предусматривающих конкретные вопросы (в т.ч. режим, гарантии, урегулирование инвестиционных споров, борьба с незаконными платежами и другими формами коррупции, пре­дотвращение ограничительной деловой практики, установление порядка рас­крытия информации, контроль в отношении использования фирмами транс­фертных цен, обеспечение защиты окружающей среды, решение коренных социальных проблем); (3) формирование нового, многостороннего подхода (осо­бенно в части услуг, прав интеллектуальной собственности, страхования, урегу­лирования споров, проблем занятости и трудовых отношений).

Согласно экспертным оценкам, в ближайшем будущем крупнейшие инвесто­ры склонны активизировать свои зарубежные операции. При этом очевидно, что перекрестное инвестирование внутри группы наиболее развитых государств ми­ра и впредь будет одной из основных черт деятельности первой сотни ТНК.

Но есть некоторые «географические» нюансы: американские фирмы делают ставку на западноевропейский рынок (особенно в области высоких технологий и в производстве потребительских товаров); европейские ТНК рассчитывают де­лать основные капиталовложения на американском рынке; у японских ТНК -приоритет в Азии. Американские и европейские ТНК также заинтересованно смотрят на Азию. По-видимому, во второй половине 90-х годов основной поток капиталов ТНК будет направлен именно в азиатские страны. Что касается раз­вивающихся стран, то их новые инвестиции могут предположительно разме­щаться также в развивающихся странах.

С точки зрения отраслевой структуры прямого зарубежного инвестирования следует отметить появление новых возможностей для приложения иностранно­го капитала. Отчасти это стало результатом прогресса либерализации и дерегули­рования в соответствующих сферах экономики многих стран, а отчасти — более благожелательного отношения правительств к привлечению иностранных ресур­сов капитала и технологий. С начала 90-х годов в инфраструктурные отрасли ежегодно вкладывалось около 7 млрд долларов иностранных инвестиций. Тем не менее инвестиционные потребности этих отраслей далеко не исчерпаны, они представляют собой громадное поле для новых капиталовложений.

В общем потоке инвестиций из основных стран базирования ТНК вложения в инфраструктурные отрасли составляли всего до 3-5%. До сих пор во многих странах на ПИИ приходится менее 1% всего объема валовых капиталовложений в этот сектор экономики. По состоянию на 1994 г., американские ТНК вложили в инфраструктурные отрасли других стран 14 млрд. долларов, что составляет лишь 2,3% суммарного накопленного объема их зарубежных активов. В то же время налицо рост интереса к данному сектору: по данным за 1992—1994 гг., в американских инвестициях, сделанных за этот период, доля вложений в инфра­структуру составила в среднем 4,9%.

Следует отметить, что на заре транснационализации инфраструктурные от­расли имели гораздо большее значение, чем сейчас. Так, в 1940 г. на них прихо­дилось до 1/3 всех вложений фирм США в экономику латиноамериканских го­сударств.

Но поднявшаяся в последующие десятилетия волна национализации и экс­проприации привела к резкому падению участия иностранного частного капита­ла в функционировании отраслей инфраструктуры, и лишь в самое последнее время наблюдается перелом тенденции.

На нынешнем этапе новая волна интереса ТНК к инфраструктурным отрас­лям обусловлена несколькими факторами.

Понимая, что неразвитость инфраструктуры тормозит национальное эконо­мическое развитие, правительства многих стран пошли на приватизацию и ос­лабление контроля со стороны государственных монополий с тем, чтобы при­влечь больше иностранных инвестиций и технологий и тем самым добиться повышения эффективности функционирования соответствующих отраслей. За период с 1988 по 1995 гг. приватизация в инфраструктурных отраслях обеспечи­ла привлечение ресурсов частного капитала в размере 40 млрд. долларов, из ко­торых более 50% составили иностранные прямые и портфельные инвестиции.

Более того, в результате внедрения новейших достижений научно-техничес­кого прогресса инфраструктурные отрасли, прежде всего телекоммуника­ции, претерпели радикальные изменения. Если раньше это были сферы домини­рования естественных монополий, то теперь они превратились в конкурентные отрасли с большим потенциалом для прибыльного инвестирования. В большин­стве стран для финансирования развития инфраструктуры уже не хватает ресур­сов государственного бюджета. Соответственно появляется потребность в при­влечении частного капитала, зачастую мобилизуемого ТНК, и применении новых методов проектного финансирования, в частности таких схем, как «стро­ительство — управление — передача», «строительство — владение — управление», «строительство — владение — передача».

При явной недостаточности объемов ПИИ в инфраструктурные отрасли, перспективы для дальнейшего расширения деятельности ТНК в этой сфере представляются весьма оптимистическими. Несмотря на высокий уровень необ­ходимых капиталовложений, многие проекты здесь оказываются привлекатель­ными для иностранных инвесторов. Продолжающаяся либерализация государст­венного регулирования в отношении ПИИ и инфраструктурных отраслей в сочетании с укреплением гарантий инвестиций ведет к снижению риска нацио­нализации.

Дальнейшее углубление участия ТНК в развитии данной сферы экономики связано с привлечением ПИИ в такие проекты, как создание научных парков, зон переработки на экспорт, учреждений по подготовке кадров.

Таким образом, международное движение капитала, осуществляемое по раз­личным каналам, является на современном этапе наиболее динамично развива­ющейся формой мирохозяйственных связей. Процессы интернационализации обусловили в последние десятилетия заметное возрастание роли такого канала, как прямое зарубежное инвестирование и, соответственно, главных его субъек­тов — международных корпораций — в мировой экономике и международных экономических отношениях.

В ходе подготовки данного раздела использовалась следующая литература:

1. Авдокушин Е.Ф. Международные экономические отношения: Учебное пособие; М., 1996. — 196с.

2. Гладков И.С., Царев С.П. Мировое хозяйство: цифры и факты: Учебное пособие. М., 1995. — 75 с.

3. Дэниеле Джон Д., Радеба Ли X. Международный бизнес: внешняя среда и деловые операции: Пер. с англ. — 6-е изд. — М.: Дело, 1994. — 784 с.

4. Киреев А. Международная экономика: В 2 ч. Ч. 1. Международная микроэкономи­ка: движение товаров и факторов производства: Учебное пособие для вузов; — М., 1997. — 416с.

5. Международные экономические отношения: В 2 т. / Под общей ред. Р.И. Хасбулатова. — М., 1991.

6. Международные экономические отношения: Учебник / Под общ. ред. В.Е. Рыбалкина.-М., 1997.-384 с.

7. Носкова И.Я., Максимова Л.М. Международные экономические отношения: Учеб­ное пособие. — М., 1995. — 152 с.

8. Нухович Э.С., Смитиенко Б.М., Эскиндаров М.А. Мировая экономика на рубеже ХХ-ХХ1 веков. — М., 1995. — 103 с.

9. Пебро М. Международные экономические, валютные и финансовые отношения: Пер. с франц. / Под общ. ред. Н.С. Бабинцевой. — М., 1994. — 496 с.

10. Семенов К..А. Международные экономические отношения: Курс лекций. — М., 1998. — 336 с.

11. Азия и Африка сегодня. — 1996. — № 12. — С. 37-39.

12. Бюллетень иностранной коммерческой информации. — 1999. — № 40. — С. 53-54.

13. Вопросы экономики. — 1997. — № 5. — С. 149-158; № 12. — С. 94-106.

14. Мировая экономика и международные отношения. — 1996. — № 11. — С. 65-77; № 12. — С. 88-99. — 1997. — № 3. — С. 19-33; № 9. — С. 62-73; № 10. — С. 56-67.

15. European Economies / A Comparative Study // Ed. by Frans Somers. — Groningen Business School, Hanse Polytechnic, Groningen, 1991. — 287 pp.

[13, 1997, № 5, с. 150-151; № 12, с. 94-106]

[«OECD Economic Outlook», № 57, June 1995, p. A4. «Smith Barney Research. International Datapack» September 1994]

Инвестиции капитала в экономику развивающихся стран.

Трудно переоценить роль и значимость внешнего финансирования капиталовложений в развивающиеся страны, масштабы которого повсеместно возрастают. В 1998 году общая сумма финансовых ресурсов, полученных ими от развитых капиталистических государств, составила 89.7 млрд. долларов. В 60 — е годы в среднем по всем развивающимся странам внешнее финансирование давало 7.4% всех необходимых для этого ресурсов, а в конце 70 — х годов — уже 11%. В середине 70 — х годов только у крупнейших экспортеров нефти, таких, как Саудовская Аравия, ОАЭ, Кувейт, Оман, Ливия и некоторых других стран (в 1983 г. их было всего 16), внутренние сбережения превышали капиталовложения, в большинстве же развивающихся стран ситуация была обратной.

С иностранным капиталом приходят в развивающиеся страны передовые техника и технология, без которых внутренние денежные сбережения не могут быть реализованы в реальные накопления. А практика показывает, что эти материально — вещественные и интеллектуальные элементы накопления зачастую нельзя приобрести на мировом рынке за наличные, а только — в форме импорта капитала. Поэтому даже государства с положительными сальдо внутренних сбережений широко привлекают внешние источники финансирования, включая прямые и портфельные инвестиции из развитых капиталистических стран.

Формы привлечения иностранных ресурсов для финансирования капиталовложений в развивающихся странах различны. В первую очередь это займы более развитых (в основном западных) государств и их международных экономических организаций, портфельные и прямые инвестиции ТНК, займы на международном рынке ссудного капитала, коммерческие кредиты.

Одновременно с притоком капитала в развивающихся странах идет крупномасштабный вывоз доходов на вложенные в их экономику ранее иностранные инвестиции (сюда входит и выплата процентов по внешним займам). Осуществляется и вывоз части основных капитальных ресурсов (возврат ранее взятых займов и кредитов, репатриация частных инвестиций). Вывоз доходов от иностранных вложений — прямой вычет из национального дохода развивающихся стран, в частности, из накопления капиталистических укладов. Факты свидетельствуют, что в большинстве стран на месте инвестируется лишь незначительная (1/3) часть прибылей от инвестиций ТНК, остальные же суммы вывозятся для вложений в другие, более прибыльные, с точки зрения ТНК, районы капиталистического мира.

Новым явлением в экономике развивающихся стран стал вывоз капитала из них в другие, главным образом в развитые капиталистические страны. Базируется он в основном на сбережении феодальной знати, высшей бюрократии, торгово — ростовщического и крупного местного предпринимательства, а также самого государства. Отток капиталов возрастает в период социально — политической нестабильности и увеличения инфляции и уменьшается в период экономического оживления в той или иной стране.

Мировая периферия видит в притоке капитала важное дополнительное средство накопления, расширения производственного аппарата, совершенствования структуры экономики и удовлетворения неотложных нужд. Общее представление об импорте и экспорте капитала представлено в таблице 1.

Таблица 1 — Чистый перевод финансовых средств в развивающиеся страны (млрд. долл. в среднем в год).

Среднесрочные и долгосрочные займы

Акционерный капитал, краткосрочные займы, внутренний отток

Перевод ресурсов (финансовая база)

Использование официальных резервов

Перевод ресурсов (расходная база)

Как видно из таблицы, чистый приток всех видов капитала резко возрос в 90 — годы. При этом следует иметь в виду, что показатели движения капитала содержат в себе не только реальное перемещение фондов, но и чисто статистические явления, связанные с урегулированием внешней задолженности — переписыванием долгов, переходом государственной собственности в руки зарубежных компаний.

Свыше 20% притока внешних финансовых средств и почти 80% в развивающиеся страны обеспечивает экономическая помощь. В реальном исчислении она увеличилась в 80 — е годы. Географически помощь все больше концентрируется на Тропической Африке, уменьшилась доля помощи, предоставляемой странам Южной Азии в связи с сокращением поступлений из нефтеэкспортирующих стран Среднего Востока. Положение развивающихся стран как объектов приложения экономической помощи изменилось. В середине 60 — х годов за счет программ помощи обеспечивалось свыше 20% импорта товаров, в начале 80 — х годов — 5%, в начале 90 — х годов — 7% импорта.

В обстановке гигантской задолженности развивающихся стран, особенно обострения экономических проблем в менее развитых стран, помощь сохраняет значение одного из инструментов влияния промышленно развитых капиталистических стран. Она выступает одной из важнейших форм разрешения противоречий, возникающего при экспорте частных прямых капиталовложений, содействуя созданию условий для их эффективного приложения.

В 70 — е годы произошло резкое возвышение развивающихся стран на международных рынках ссудного капитала в качестве заемщиков. После значительного снижения масштабов заимствования в 80 — е годы в результате кризиса международной задолженности в середине 90 — х годов объем привлеченных на международных рынках фондов номинально превысил уровень начала 80 — х годов, что составляло свыше 25% предоставленных финансовых средств.

Межсекторальный анализ влияния притока капитала на инвестиции и экономический рост в развивающихся странах дает смешанную картину. В данном секторе движения капитала также произошли важные институциональные изменения. Неравномерность экономического развития периферии мирового хозяйства способствовала появлению среди развивающихся стран крупных кредиторов. Таковыми стали нефтедобывающие страны Персидского залива.

Важное место в движении внешних средств в развивающиеся страны принадлежит притоку прямых инвестиций западных стран. Роль прямых капиталовложений менялась. Их приток усилился со второй половины 80 — х годов. В 1999 году прямые капиталовложения составляли почти 1/3 часть внешних средств. В основном они направляются в несколько развивающихся стран среднего уровня развития. Десять стран, на которые приходится примерно половина ВВП развивающегося мира, аккумулировали почти 90% всего притока прямых инвестиций. За последние три десятилетия это положение изменилось мало.

Таблица 2 — Среднегодовой приток прямых капиталовложений в страны — крупнейшие объекты приложения капитала, млн. долл.

Доля в общем притоке в развивающиеся страны

В течении длительного времени развивающиеся страны выступали только в роли объектов экспансии ТНК промышленно развитых капиталистических стран. Ситуация изменилась в 70 — 80 — е годы. Группа стран развивающегося мира включилась в экспорт предпринимательского капитала, нередко опережая становление в них современных форм предпринимательства.

Инвестиции капитала в экономику развивающихся стран в последние годы увеличились. Это связано со вступлением этих стран на мировой рынок, в них сосредоточены крупнейшие рынки сырья, а вложение денег в разработку и их освоение весьма выгодно для развитых капиталистических стран. Инвестирование производится в доходные отрасли, такие как нефтедобывающая промышленность, перерабатывающая, химическая, газодобывающая. Например, крупнейшие корпорации, такие как Intel, Sony, Panasonic расширяют сеть своих предприятий по всему миру, в том числе и в развивающихся странах. Продукция, произведенная на таких предприятиях на мировом рынке стоит дешевле, хотя и не уступает по качеству оригинальным товарам. Инвестиции капитала несут в себе много положительных элементов для экономики развивающихся стран. Инвестиции создают условия для создания новых рабочих мест, что позволяет улучшить социально — экономические условия населения, инвестиции помогают в развитии национальной экономики, выведении ее на мировой рынок.

И хотя в целом развивающиеся страны являются нетто импортерами капитала, обратный его отток в отдельных странах иногда достигает значительных величин. Публикуемая ООН и другими международными организациями статистика, к сожалению, не дает полных данных о движении капитала из бывших колоний и полуколоний. Вместе с тем, согласно некоторым косвенным оценкам, они составляют десятки миллиардов долларов в год. Преобладающая их часть приходится на страны экспортеры — нефти, которые в связи с почти 10 — кратным увеличением мировых цен на нефть получают многомиллионные доходы, в значительной своей части экспортируемые в виде ссудного капитала, прямых и портфельных вложений, даров и субсидий в другие страны.

6. Развивающиеся страны в народнохозяйственных связях России.

Анализ положения развивающихся стран на мировых рынках товаров и капиталов показывает неоднозначные тенденции. Преобладающей была тенденция увеличения их доли в международных обменах. Приобретенные в процессе развития сравнительные преимущества, определяющие участие в международном разделении труда, постоянно меняются под влиянием научно-технического прогресса. Возросла роль развивающихся стран в экономических связях с Россией. За последние годы товарооборот значительно вырос, укрепились отношения с развивающимися странами, были достигнуты взаимовыгодные соглашения по созданию совместных предприятий, расширению торговых связей, обменом наукоемкими технологиями.

Рассмотрим, как происходило развитие экономических отношений России с развивающимися странами за последние годы.

Экономические связи с Китаем.

Традиционно Китай относят к числу важнейших торговых партнеров России. Вместе с тем после достижения рекордного показателя товарооборота между двумя странами в 1999 году в 10.7 млрд. долл. оно в течение ряда лет находился в состоянии застоя и колебался в пределах 5 — 7 млрд. долл. в год. Россия в списке партнеров Китая находится на восьмом месте, что не соответствует ни возможностям, ни потребностям обеих стран. Несмотря на некоторые сдвиги в товарной структуре взаимного товарооборота, основы его, сложившиеся еще в советский период, остаются непоколебимыми. Так, в 1998 году 57% российского экспорта в Китай пришлись на черные металлы и удобрения, 26% — на машинотехнический экспорт и военно-технические поставки. Экспорт из Китая в Россию остается на протяжении последних лет без существенных изменений. Его основу составляют товары народного потребления и продукты питания, на которые приходится 78% закупок России в КНР.

Направлениями сотрудничества, способными изменить сложившуюся ситуацию, могут стать наращивание технико-экономических связей, расширение пользующихся устойчивым спросом ассортимента потребительских товаров. Возможно взаимодействие в финансовой и технологической сферах.

Экономические связи с Индией

Индия являлась одним из важнейших торговых партнеров бывшего СССР, удовлетворяя его потребности в импорте чая на 70%, кофе — на 60%, джутовых изделий — более чем на 90%, медикаментов на 30%. При содействии республик бывшего СССР в индии было построено более 70 различных промышленных объектов в базовых отраслях черной и цветной металлургии, тяжелом машиностроении, энергетике, нефтяной и нефтеперерабатывающей промышленности. Совокупные поставки всех видов советских товаров в Индию позволили в 1990 году довести товарооборот между странами до 5.5 млрд. долларов.

Новое межправительственное торговое соглашение, подписанное между Индией и Россией в 1993 году, предусматривало переход с расчетов на клиринговой основе на расчеты в свободно конвертируемой валюте.

В настоящее время ежегодно в Индии в счет погашения ее задолженности по государственным кредитам бывшего СССР и Российской Федерации (консолидированный долг составляет 320 млрд. рупий) поступает около 30 млрд. рупий (850 млн. долл.), за счет которых осуществляется около 90% российского импорта из Индии.

Одной из острых проблем торгово — экономических отношений России с Индией остается узость товарной номенклатуры взаимной торговли. Более чем 60% российского экспорта в Индию по — прежнему базируется на поставках четырех видов товаров: черных и цветных металлов, газетной бумаги и удобрений. Половину российского импорта из Индии составляют чай, рис, кофе, табак, специи, орехи, медикаменты и небольшое количество текстильных изделий.

Помимо торговли продолжается экономическое сотрудничество в области реконструкции и модернизации отдельных объектов на металлургических заводах в Бхилаи, Бокаро, Визакхапатнаме, Дургапуле и Руркале, на электростанциях “Бхакра” и “Нейвели”.

Инициированы новые формы сотрудничества. К началу 1998 года в России зарегистрировано около 250 совместных предприятий с участием индийских фирм и объемом капиталовложений приблизительно 20 млн. долларов, которые занимаются преимущественно краткосрочными торговыми операциями с гарантированно быстрым возвратом капитала.

В 1997 году была достигнута договоренность о том, что наряду с традиционными формами взаимодействия между Россией и Индией будут активно развиваться направления сотрудничества, основанные на использовании имеющихся в России высоких технологий (атомная энергетика, биотехнология, информационные технологии, космическая связь и др.).

Однако сохранение нынешних объемов российско-индийского экономического взаимодействия, а тем более их совершение, зависит от интенсивности и продуктивности поиска представляющих взаимный интерес объектов и форм сотрудничества. У российской стороны вызывает озабоченность то, что индийские платежи за поставки товаров и услуги, оказанные индийским партнерам до распада СССР, через 3 — 4 года могут оказаться исчерпанными и продолжение закупок в Индии требует сективизации российских поставок для формирования валютных ресурсов для таких закупок.

Экономические связи с Кореей, Сингапуром и Филиппинами.

Республика Корея, Сингапур и Филиппины, — главные деловые партнеры России в Восточной и Юго — Восточной части азиатского региона.

Первое место занимает республика Корея, товарооборот России, с которой в 1999 году возрос до 3.8 млрд. долл. (экспорт — 1.5 млрд. долл., импорт — 2.3 млрд. долл.). Российский экспорт в Республику Корея остается преимущественно сырьевым (алюминий, капролактам, стальные заготовки, никель, икра, энергетический уголь и др.). Растут поставки машинотехнической продукции. Импорт из Республики Корея состоит в основном из готовых изделий. Его ведущими статьями являются: цветные телевизоры, автомобили, кондитерские изделия, производственные товары и др.

Инвестиционное сотрудничество развивается с большим трудностями. На 1 января 1998 года общая сумма фактических инвестиций охватила 83 проекта и составила 115 млн. долларов. Основная их доля размещена на территории России в добывающих отраслях, металлургии, гостиничном комплексе, пищевой промышленности и судоремонте. На территории Республики Корея зарегистрировано 31 совместное предприятие, в основном в сфере двусторонней торговли. Часть деловых кругов Республики Корея по прежнему сохраняют скептическое отношение к инвестированию в России, ссылаясь прежде всего на ее весьма обременительный налоговый режим и несовершенство законодательной базы.

Сотрудничество России с Индонезией осуществляется главным образом в форме товарообмена. В 1999 году взаимный товарооборот составил примерно 250 млн. долларов. Его товарная структура сохраняет в основном сырьевую направленность. В последние годы отмечается некоторый рост взаимного интереса предпринимательских кругов обеих стран к налаживанию прямых деловых связей. Активизируются контакты по линии коммерческих структур. Однако возможные объемы и направление сотрудничества обретут реальные контуры и объемы после преодоления Индонезией глубокого экономического кризиса, поразившего ее экономику и все еще не преодоленного.

Сингапур является одним из ведущих торговых партнеров России среди стран АСЕАН. Торговые отношения с ним развиваются в целом устойчиво, однако торговля характеризуется постоянным для России отрицательным сальдо торгового баланса.

В течение длительного времени российско-сингапурская торговля ограничивалась сравнительно узким кругом товаров, главным образом сырьевых. Сегодня сырье составляет 30 — 40% российского экспорта в Сингапур и 28 — 30% импорту оттуда.

В последние годы отмечаются высокие темпы роста сингапурского импорта за счет ввоза в Россию компьютерной техники, бытовой электроники, запасных частей.

Дальнейшему развитию торгово — экономических связей с Сингапуром способствует деятельность совместных предприятий, создаваемых как в России, так и в Сингапуре. За последние годы в России зарегистрировано более 35 СП. Большинство из них создаются в сфере торговли, например компьютерной техникой и продукцией электроники.

Торгово — экономическое сотрудничество с Малайзией наиболее перспективно по таким направлениям, как биотехнология, участие России в реализации малазийских проектов в области коммерческого освоения космоса, в частности, разведка полезных ископаемых с использованием российских космических технологий, сотрудничество в строительстве космопорта, в области создания глобальных навигационных систем и ракетной техники, контроля за экологической ситуацией на территории Малайзии, инвестиционное сотрудничество в сфере электроэнергетики и инфраструктуры.

Экономическое взаимодействие России с Таиландом в основном ограничивается сферой торговли. Ее удельный вес во внешнем торговом обороте Таиланда составляет около 1%. В последние годы экспорт российских товаров в Таиланд имеет тенденцию к росту, хотя его объемы еще далеко не полностью отвечают потенциальным возможностям страны.

Реальны возможности для привлечения таиландских капиталовложений в развитие российского агробизнеса, гостиничного и ресторанного дела, а в перспективе — в деревообработку, целлюлозно-бумажную промышленность, металлургию. Перспективными являются продолжающееся сотрудничество в области рыболовства, переработки рыбы и морепродуктов, передачи технологий по разведению пресноводной рыбы в закрытых и искусственных водоемах, в сфере подготовки кадров, передачи и совместного внедрения технологий в области металлургии, машиностроения, очистки окружающей среды, биотехнологий, медицины, использования космической техники для телекоммуникаций и дистанционного зондирования земли, создания совместного научно — технического центра в Бангкоке и организации выставок российских технологий.

Экономические связи со странами Латинской Америки и Карибского бассейна.

В середине 90 — х годов в одно из самых динамичных направлений внешнеэкономических связей стран Латинской Америки и Карибского бассейна превратилась торговля с Россией. В 1994 — 1999 ее годовой прирост колебался в пределах 29 — 32%. Даже при ухудшении внешней и внутренней конъюнктуры для российской экономики на рубеже 1997 — 1998 гг. прирост объемов ее торговли на латиноамериканском направлении в этот период оставался довольно высоким: в 1997 году — 6.5% по сравнению с 1% во внешней торговли в целом.

Периоду активизации российско-латиноамериканского торгово — экономического сотрудничества предшествовал его значительный спад после дезинтеграции Советского Союза. В 1991 — 1992 гг. объем торговли сократился практически вдвое. Особенно сильно пострадала торговля с теми странами, которые имели привилегированные и во многом субсидируемые отношения с СССР по политическим и военно-стратегическим соображениям (Куба, Никарагуа).

Из ЛКА в Россию поступают продовольственные товары широкой номенклатуры и изделия легкой промышленности. Латиноамериканские экспортеры покрывают значительную часть российских потребностей в бананах, кофе, сое, растительных маслах, табаке, чае. Из стран региона ввозятся также обувь, кожаная и меховая одежда, вина и ликероводочные изделия, рыбные и плодовые консервы, цветы, свежие фрукты и кондитерские товары.

Российские экспортеры поставляют в страны региона химические продукты, энергетическое оборудование, самолеты и вертолеты, дорожно-строительную технику, автомобили, мопеды и мотоциклы, тракторы, металлообрабатывающие станки, металлопрокат и металлоконструкции.

Немалые возможности существуют для предоставления инжиринговых услуг латиноамериканским предприятиям в области металлургии, горного дела, а также в военно-техническом сотрудничестве.

Вместе с тем инвестиционное сотрудничество остается на весьма низком уровне. Инвестиции латиноамериканских компаний в Россию в 1998 году не превышали 300 — 350 млн. долларов. Еще меньше прямые капиталовложения российских предприятий в реальный сектор экономики ЛКА. Количество реально функционирующих предприятий с участием российского капитала по состоянию на 1998 год не превышало трех десятков.

Перспективы торгово — экономического сотрудничества России со странами Латино — Карибской Америки определяются возможностями и сроками выхода России на траекторию динамичного развития. Что касается стран ЛКА, то они, выйдя на стадию экономического подъема в начале 90 — х гг., модернизовав свою хозяйственную систему в ходе реформ, вполне готовы к расширению и качественному обогащению делового партнерства с Россией (товарооборот России со странами ЛКА, составляющий в настоящее время порядка 3.5 — 4 млрд. долл., равен примерно 4% внешней торговли РФ и не превышает 1% совокупной внешней торговли Латинской Америки и Карибов).

Источники: http://econ.bobrodobro.ru/40182, http://studfiles.net/preview/960236/page:22/, http://studbooks.net/2218876/ekonomika/investitsii_kapitala_ekonomiku_razvivayuschihsya_stran

Комментировать
0
34 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
Инвестиции
0 комментариев
Инвестиции
0 комментариев
Инвестиции
0 комментариев