Идеи для малого бизнеса дальнего востока

СОДЕРЖАНИЕ
0
128 просмотров
29 января 2019

Просто бизнес

Четыре оригинальные идеи, как заработать на Дальнем Востоке

«Вино делают не только из винограда»

Сергей Куречко, основатель и винодел Майхинского винодельческого хозяйства (Приморский край)

— Я делаю вино уже 13 лет. Всё началось со знакомства с основами виноделия в Харькове и практики в Крыму. Сначала я решил сделать небольшое хозяйство, которое ежегодно окупало все затраты. Но со временем, конечно, захотелось развиваться дальше, и я вложился в строительство винодельни с современным оборудованием для брожения и выдержки, а также приобрёл новые расходные материалы и сырьё.

Наша продукция ориентирована на внутренний рынок Приморского края. Дело в том, что местное вино — часть нашей жизни, этот напиток испокон веков традиционен для приморской земли. В летописях государства Бохай, первого государства, располагавшегося на этой земле, есть упоминание о взимании налога с производителей вина.

Сергей демонстрирует своё производство

Фото из личного архива

Однако, начиная собственное производство, мне пришлось пройти путь создания новой традиции виноделия, изменить понимание того, что качественный и вкусный напиток может получиться не только из винограда, и другие ягоды для него ничем не хуже. А климатические условия Дальнего Востока прекрасно подходят для разведения возобновляемого ресурса — дикоросных и садовых ягод, что даёт возможность развивать местное виноделие.

Всю выручку я по-прежнему запускаю обратно в бизнес. Основные статьи расходов в ближайшие годы — расширение винодельни, дубовые бочки, дегустационный зал, закладка сада дикоросов. Сейчас 99% сырья покупаю на внутреннем рынке региона. В моих планах — вскоре начать выращивать сырьё уже в своем хозяйстве. Там будет амурский виноград, лимонник, актинидия, калина, смородина и жимолость.

Сейчас в Приморье никто не занимается вопросами виноградарства и виноделия. На одном энтузиазме невозможно наладить производство, нужна помощь государства и политическая воля руководителей края: для развития виноградарства и виноделия нужны условия. Вот если бы запустить такую программу на местном уровне и развивать винодельческие кластеры, то при правильном подходе приморские виноделы смогли бы обеспечить до половины всех потребностей в вине не только в своём, но и в соседних регионах.

«Моя Багира — отличный биорепеллент»

Денис Иванов, старший научный сотрудник ДАЛЬЗНИВИ, соколист (Амурская область)

— Соколиная охота — моё хобби. Раньше у меня был гибридный сокол, но он заболел и умер. Поэтому в 2013 году в одном из алтайских питомников я купил себе для охоты другого гибридного сокола — Багиру. Заплатил 2 000 долларов. Вообще, питомники ориентированы на продажи в арабские страны, где сокол — это показатель статуса, так что стоимость птицы там может доходить до 100 000 долларов.

Гибридный сокол — это особый вид, полученный путем скрещивания сокола с другими птицами отряда соколиных. Благодаря этому особь может сочетать в себе охотничьи качества двух птиц сразу.

Первый удачный опыт гибридизации был проведен в 70-е годы прошлого столетия в Ирландии. Тогда ученые смогли скрестить сапсана и балобана. После этого орнитологи по всему миру вывели несколько десятков различных гибридов соколов, ястребов и орлов. Самыми популярными видами являются помеси кречетов и сапсанов.

Нам же продают то, что арабами не особо ценится, так сказать, неликвид. Но, тем не менее, мне досталась очень хорошая птица. И свои качества она показала очень быстро.

У аэропорта «Игнатьево» под Благовещенском периодически возникает проблема с галками. Примерно в середине июля молодые птицы начинают вылетать из гнёзд и кучковаться в небольшие стаи, осваивая территорию. Поскольку территорию воздушной гавани регулярно окашивают, для галок там всегда есть корм, а постоянный шум техники отпугивает всех потенциальных хищников. Такие стаи всегда опасны для самолётов. Но когда работники аэропорта сами пытались разгонять их, никакого серьёзного эффекта это не давало — птицы просто перелетали с одного края аэродрома на другой.

А вот ловчие птицы и, прежде всего, соколы — природные враги многих пернатых —прекрасно справляются с ролью живых биорепеллентов. Когда в очередной раз в аэропорту обострилась ситуация с птицами, руководство вышло на меня. Мы договорились об условиях, и за четыре дня Багира разогнала всех галок. Потом закрепили эффект ещё несколькими соколиными вылетами, и проблема была решена окончательно.

«Уже первое исследование принесло прибыль»

Надежда Князева, архивист-генеалог, владелица компании «Архиварус» (Приморский край)

— Всё началось около двух лет назад, после удачного выполнения первого заказа по поиску предков. Просили просмотреть конкретные документы и найти переселенцев в Амурскую область по архивным документам. И уже то моё исследование принесло прибыль.

Сегодня у меня два основных направления деятельности — это составление родословных и оказание компаниям архивных услуг. Но приоритет пока я отдаю генеалогии. Сам процесс исследования достаточно трудоёмкий и затратный с точки зрения времени. Очень долго надо изучать различные источники по исследованию регионов, переселения, искать различные справочные материалы в сети, анализировать и сопоставлять события в семье с историей страны. Я бы сравнила составление родословной с научно-исследовательской работой.

Вячеслав Прокофьев / ТАСС

На начальном этапе единственным вложением в будущую работу стали затраты на оформление ИП. Сейчас же главные статьи расходов — оплата запросов в архивах и органах ЗАГС, оплата копий документов, средства, переводимые коллегам из других регионов, а также проезд в районные архивы. И, конечно, оплата моей работы по исследованию, просмотру архивных документов и составлению отчёта о проделанной работы.

Готова ли я раскрыть свой оборот? Наверное, нет. Но год от года он растёт, а значит, растёт и интерес людей к истории своих семей. Могу назвать относительные цифры с рынка. Например, в государственном учреждении ориентировочная стоимость исследования прямых предков по мужской линии может составить от 3 000 до 12 000 рублей. Родословная, в которой указаны братья и сёстры каждого из них, доходит до 23 000 рублей. В целом стоимость составления родословной может колебаться от 200 тысяч рублей до нескольких миллионов.

Главная проблема — недоступность некоторых архивных фондов и, прежде всего, метрических книг с данными о рождении, браке и смерти. Ещё одна проблема — это плохая работа архивов по выполнению запросов: ведь далеко не везде сотрудники добросовестно делают свою работу.

«Меня лес кормит»

Роман Миронов, заготовщик дикоросов (Хабаровский край)

— Я занимаюсь продажей дикоросов: грибов, солёного папоротника, брусники. Это мой основной вид заработка. Когда я закончил университет, начал искать работу, где можно за короткий срок много заработать. Тогда я трудился на одного человека, выполнял мелкие поручения, и он как-то сказал: «Послушайте, ребята, лес кормит. Я никогда не сунусь в лес меньше чем за 3 000 рублей в день». Вот я и решил, что тоже буду зарабатывать с помощью леса.

На первых парах было непросто: я не использовал никакого оборудования, всё собирал вручную. Покупателей находил среди соседей и знакомых, но параллельно искал точку сбыта — и договорился с несколькими ресторанами и кафе Хабаровска. Потом я собирал людей, давал объявления в интернете и привлекал клиентов через социальные сети. Было трудно, но ничего, я справился.

Выйти на самоокупаемость удалось только через пять месяцев, когда уже закончилась заготовка (срок заготовки дикоросов — с ранней весны до поздней осени). Сейчас у меня есть самое простое оборудование: лопаты, топоры, вёдра, ножи и телеги-гробалки, на которых вывозим дикоросы из леса. В среднем в месяц мой доход составляет около 50 тысяч рублей, потому что немало приходится тратить, чтобы обыграть своих конкурентов. Но всё же главная моя проблема — это время. Говорят, «время — деньги», так мне порой 24 часов в сутки очень мало, не успеваю сделать всё, что нужно.

Получаем дальневосточный гектар: какой бизнес можно организовать на бесплатной земле

«Если не заселить Сибирь, мы ее неизбежно потеряем» (Эдуард Лимонов)

Минвостокразвития с сентября 2015 года разрабатывало проект, определяющий кто и как может получить землю на Дальнем Востоке бесплатно. Закон №119-ФЗ от 01.05.16 «Об особенностях предоставления гражданам земельных участков, . входящих в состав ДФО. » вступил в силу 01.06.16. Главная цель инициативы – остановить вымирание региона: привлечь население из других округов и удержать свое собственное. Закон предоставляет любому жителю страны в собственность безвозмездно 1 га земли на Дальнем Востоке с условием – освоение участка по назначению в течение 5 лет.

Зачем заселять Дальний Восток

Отток населения Западной Сибири и ДФО – итог внутренней миграции: трудоспособные граждане переселяются в более «хлебные», перспективные в плане деятельности и заработка европейские регионы страны. Сильнейшим центром притяжения россиян является Москва.

Рисунок 1. Динамика численности населения РФ (без Крыма) по округам за 2012–2015 гг.

Статистика по Дальнему Востоку печальнее, чем у соседней Западной Сибири просто потому, что последний регион успешно восполняет народонаселение за счет мигрантов из ближних азиатских стран СНГ. Дальний Восток для узбеков, таджиков и киргизов неудобен и реально далек.

В Новосибирской области за 2015 год общий прирост населения на 80% был обеспечен миграционным приростом и лишь на 20% – естественным. При этом более трети мигрантов – въезжающие из СНГ, цифра растет ежегодно.

При этом ДФО – это богатейший регион России – леса, поля и реки, занимающие более трети площади страны.

Рисунок 2. Структура территории России по округам

На каждый квадратный километр Дальнего Востока приходится один житель. Ясно, что статистику портят малолюдные Чукотка и Якутия с неприветливым для проживания и почти любой деятельности климатом. Но даже после анализа территории и исключения «медвежьих углов» 23 % земель ДФО (140 млн га) признаны пригодными для освоения. Таким образом, 1,4 из 6,17 млн кв. км общей площади региона ждут хозяев.

Суть проекта: как получить гектар земли бесплатно

Кто может претендовать на дальневосточный гектар? Любой гражданин РФ однократно. По коллективной заявке (разрешены для групп до 10 граждан включительно) выдают участок из расчета 1 га на человека. Например, семья из 3-х человек сможет получить 3 гектара. С желающими получить землю заключается пятилетний договор безвозмездного пользования участком.

Как можно использовать полученный гектар? На любые законные цели. При этом сообщить о выбранном виде пользования (для создания личного подсобного или дачного хозяйства, индивидуального жилищного строительства (ИЖС), садоводства и т. д.) нужно в течение года с момента заключения договора безвозмездного пользования.

Стоит учесть, что из-за климатических, географических и прочих особенностей субъекты региона имеют разный экономический потенциал. Для организации производства и ведения сельского хозяйства наиболее благоприятны Хабаровский край, Амурская область, Еврейская автономная область, для туристического бизнеса и создания рекреационных зон – Сахалин, Камчатский край и Приморский.

Когда и какую землю можно оформить в собственность? Если участок за 5 лет безвозмездного пользования освоен по заявленному назначению, и в течение указанного срока пользователь не нарушал земельное/лесное законодательство (или вовремя устранял нарушения):

  • земли лесного фонда предоставляются в долгосрочную аренду (до 49 лет);
  • прочие предоставляются в собственность бесплатно в пределах 1 га на гражданина.

Статья 7 закона содержит 25 причин, по которым заявителю могут отказать в предоставлении участка. Так, невозможно получить землю, зарезервированную для государственных/муниципальных нужд или инвестпроектов, расположенную на территории традиционного природопользования коренных народов. Не подлежат раздаче участки в особых экономических зонах, зонах опережающего/территориального развития и т. д. В области сельского хозяйства ДФО нацелен на тесное сотрудничество с Северо-Восточным Китаем, поэтому часть земельных ресурсов региона «забронирована» под текущие и будущие совместные проекты.

Пока участки российским гражданам предоставляют лишь в девяти пилотных районах. Уже в октябре 2016 года остальные территории ДФО будут подключены к проекту, а с февраля будущего года дальневосточный гектар сможет получить каждый житель РФ.

В программе участвуют

Где реализуется проект

дальневосточники – граждане России, зарегистрированные в пилотных районах ДФО

в пилотных районах ДФО (см. рис. 2)

все дальневосточники (постоянно проживающие в ДФО)

на всей территории ДФО

Рисунок 3. Пилотные районы на карте ДФО

Закон №119-ФЗ установил некоторые ограничения в отношении полученных участков. Во-первых, переданные в безвозмездное пользование, в собственность или аренду земли нельзя передавать иностранцам (гражданам и организациям) ни на каком основании (продажа, аренда и др.). Во-вторых, местные власти вправе исключить из раздачи территории населенных пунктов и вблизи них: в радиусе 10 км от пунктов с числом жителей свыше 50 тыс. человек и 20 км – с населением свыше 300 тыс. Скорее всего, бизнес придется организовывать вне инфраструктуры городов и поселков.

Дальневосточный гектар – за 5 шагов и 30 дней

Законом предусмотрено создание специальной информационной системы (ИС) под проект для проведения процедуры электронным способом. Новый ресурс – https://надальнийвосток.рф/ – позволяет получить участок удаленно, без выезда в ДФО.

Зайти с использованием полученных на шаге 1 логина и пароля на портал (ИС) https://надальнийвосток.рф/

В ИС выбрать на кадастровой карте участок – самостоятельно задать его границы, используя инструменты карты.

В ИС сформировать и отправить электронное заявление в уполномоченный орган (см. перечень на https://надальнийвосток.рф/), который в течение 20 рабочих дней должен решить: удовлетворить прошение или отказать. В первом случае в личный кабинет пользователя поступает договор о безвозмездном пользовании.

Подписать договор о безвозмездном пользовании земельным участком.

* – Оформить землю можно и через МФЦ.

Примеры из прошлого, или Фермерам не беспокоиться

По закону №119-ФЗ цели использования земель могут любыми, от ИЖС до организации любого бизнеса. Однако исходя из характера бизнес-планов, предложенных на сайте ИС, складывается впечатление, что на Дальнем Востоке ждут в первую очередь «освоителей» сельскохозяйственных земель и лесного фонда. Аграрная колонизация азиатской России не новое явление. Как это было организовано в прошлом?

Начиная со второй половины 19-го века, переселение в Западную и Восточную Сибирь происходило с переменным успехом и разной степенью участия государства:

  • немногочисленные и мало контролируемые властями случаи миграции крестьян за Урал в 1870–1890 гг. были связаны с отменой крепостного права и представляли собой самовольный захват земель;
  • оживление переселению придали начинания С. Ю. Витте в 1890–1906, государство предлагало выезжающим незначительную помощь;
  • самый результативный, хорошо организованный приток населения в Сибирь и Дальний Восток был инициирован П. А. Столыпиным и длился с 1906 по 1914 гг.

За период 1861–1905 в Сибирь (Западную и Восточную) мигрировали примерно 1,82 млн человек, за 1906–1914 – 3,04 млн (около 2% от количества жителей России), всего – 4,86 млн человек. Аграрная колонизация второй половины XIX и начала XX веков дала Центральной полосе Сибири более 3 млн жителей, Дальнему Востоку (Приморью и Приамурью) – около 500 тыс. жителей.

За 8 лет переселения по-столыпински в азиатской России обосновалось людей в 1,7 раза больше, чем за предшествующие 40 лет. Успех объясняется прекрасной организацией процесса и достаточным финансированием: размещением и устройством новоселов занималось Переселенческое управление, бюджет которого в 1914 году составил 30 млн рублей (в 1894 – меньше 1 млн).

Скоро на Дальнем Востоке каждый россиянин сможет получить свой гектар земли. В отличие от столыпинского, современный проект заселения ДФО не предусматривает ссуд на обустройство, льготного переезда, столыпинских вагонов для перевоза скота и скарба. Государство не будет формировать сеть переселенческих организаций на местах; не озадачивается предварительным межеванием, строительством дорог, новых больниц и школ, подведением коммуникаций; не организует склады с сельхозтехникой. Сегодня земля на Дальнем Востоке предлагается в состоянии «как есть», все прочее, необходимое для жизни и бизнеса в неосвоенном по сути регионе должно «нарасти» само.

Но главное отличие сегодняшней социальной инициативы правительства от проекта позапрошлого века – в площади выделяемых земель. Во времена интенсивного заселения Сибири (1906–1914) норма земли составляла 15–20 десятин на мужскую душу, т. е. 16–22 га (1 десятина = 1,09 га). Служилым людям, бывшим казакам и офицерам, предлагали 30–50 и 200 десятин соответственно. Другой век – другие агротехнологии? Посмотрим, сколько земли нужно для реализации современных проектов, бизнес-планы которых опубликованы в ИС.

Прямая речь

Ермолай Солженицын, старший партнер компании «Маккинзи»:

— Здесь я бы стал рассуждать в рамках трех временных горизонтов. На сегодняшний день и в краткосрочной перспективе могут быть конкурентоспособными экспорт продуктов сельского хозяйства, а также некоторые категории сырьевого экспорта (хотя не все — по причине дорогой логистики и падения цен на энергоносители, металлы, уголь, железную руду). В среднесрочной перспективе логично наращивать экспорт сырья — это не должно нас смущать, если оно конкурентно на мировом рынке. В то же время может быть уместно установить некие требования к организации переработки сырья на Дальнем Востоке как условие для льгот и иностранных инвестиций в сырьевую палитру региона. Кроме того, целесообразно развивать новые логистические решения. Так как Дальний Восток географически близок к передовым рынкам Азиатского региона, то кроме встраивания в сырьевые цепочки хотелось бы увидеть его участие в экономике региона. А полноценная интеграция в азиатское экономическое пространство, в свою очередь, потребует новых масштабных решений в сфере образования и в иммиграционной политике, с тем чтобы добиться максимальной открытости и взаимопроникновения культур.

Давид Якобашвили, вице-президент РСПП:

— Прежде всего сельхозпроизводство. В регионе можно производить в достатке зерновые культуры, причем так, чтобы продавать их в Китай, Корею, другие страны Тихоокеанского бассейна. Для этого есть все условия, прежде всего хороший климат. Поскольку страны региона не включились в санкции, от них можно получить хорошее оборудование, создать базу кредитных ресурсов и поднять дальневосточные целинные земли. А еще сады, парники — регион и себя, и страну с той стороны накормит. Для какого-то прорыва в производственном кластере нет человеческих ресурсов, качественных специалистов, школы.

Антон Данилов-Данильян, сопредседатель «Деловой России»:

— Если что-то развивать, то лишь то, что позволяет управлять через электронные системы или удаленные доступы, например консалтинг, какие-то элементы оптовой торговли, при соответствующей логистической организации, венчурные проекты. Дальний Восток реально далеко, чтобы управлять бизнесом с точки зрения физического присутствия. Я не настолько мобильный человек, как другие предприниматели. Но для такого бизнеса необходимы люди—носители знаний, постоянно проживающие в этом регионе. Только так развитие бизнеса может быть успешным.

Евгений Коган, управляющий директор компании «Московские партнеры»:

— В первую очередь это бизнес, завязанный на торговле с Японией и Китаем. Вообще, Дальний Восток — это инструмент взаимодействия между российской, японской, китайской и корейской экономиками, и именно отсюда надо отталкиваться. Также интересны там инфраструктурные проекты. Инфраструктура всегда важна: именно с нее все начинается.

Андрей Мовчан, директор программы «Экономическая политика» Московского центра Карнеги:

— Если отвлечься от текущей экономической политики страны, то вариантов море. Дальний Восток — это великолепный выход на Тихий океан, где крупнейшие экономики мира — Китай и США. Там можно открывать все: от рыбопереработки до транспортного бизнеса. Кроме того, там неплохой климат — можно строить большие города, можно развивать индустрию, рассчитанную на США и Китай, например химическую промышленность, IT, самолетостроение. Но для этого нужна правовая защита рынка и инвесторов.

Владислав Тетюхин, член совета директоров компании «ВСМПО-Ависма»:

— На Дальнем Востоке любой бизнес можно развивать, расширять или открывать. Но для начала нужно понять, что разочаровывает людей, которые живут на Дальнем Востоке и которые уезжают оттуда. Любая самодостаточная провинция более привлекательна как для простых людей, так и для бизнеса, чем сумасшедшая Москва. Но там должны быть культура, медицина, образование. Не должно быть обшарпанных домов, должен быть спорт, чтобы дети занимались, а не стремились в подворотни. Должна быть жизнь как в столице. Надо сделать все, чтобы люди не уезжали. Не будут уезжать — будет развиваться экономика, а какой бизнес развивать — уже сама жизнь подскажет.

Александр Идрисов, президент Strategy Partners Group:

— Дальний Восток обладает естественными преимуществами, такими как энергетические ресурсы, другие природные ископаемые, лес, биоресурсы океана и т. п. Интерес для инвесторов также представляют инвестиции в инфраструктуру (транспорт, энергетика, промышленное и жилищное строительство). Обсуждается ряд проектов в области туризма и агробизнеса. Но также не стоит недооценивать возможности выхода на довольно значительный рынок Евразийского союза (около 180 млн жителей). Даже с учетом сложной текущей экономической ситуации это интересная возможность с хорошим потенциалом роста в будущем. С учетом планов развития транспортной инфраструктуры возможность инвестирования в производство в России становится более реальной. При этом существенным фактором является то, что на Дальнем Востоке впервые созданы беспрецедентные для России условия для инвестиций. Это и ТОР, и Свободный порт, обеспечивающие широкий набор преференций для инвесторов и делающие эту территорию конкурентоспособной с точки зрения инвестиционной привлекательности.

Сергей Креков, президент Ассоциации компаний, обслуживающих недвижимость:

— Стратегия эффективного развития этого региона должна в первую очередь ориентироваться на внешний мир (точнее — Юго-Восточную Азию), а не на привязку к внутреннему спросу европейской части нашей стране. Локомотив Дальнего Востока — это дешевая ресурсная основа для производства. Иными словами, регион — своего рода Клондайк земного шара, на котором просто необходимо разрабатывать месторождения и строить высокотехнологичные производства по их переработке. Индустриализация Дальнего Востока должна идти через развитие нефтехимических производств, машиностроение, судостроение и судоремонт. Этот регион — перспективная и привлекательная площадка для международных инвесторов, которых в первую очередь интересуют уникальные местные характеристики для развития производств: большое количество ГЭС (самое дешевое электричество, поэтому гидроэнергетика здесь обладает максимальным потенциалом) и ни с чем не сравнимые природные ресурсы. Центром этой зоны и важной площадкой, связующим промышленным звеном между Европой и Юго-Восточной Азией я бы предложил сделать Иркутск. Город обладает универсальным месторасположением (устье двух рек — Лены и Енисея) для формирования единого транспортного канала в Северный морской путь. Из этого вытекает необходимость создания крупных портов в Енисейском и Оленекском заливах для дальнейшей интеграции речных перевозок в проект СМП с целью обеспечения ему дополнительного грузопотока. Реки должны стать вторым Шелковым путем, кровеносной логистической системой, которая поможет копаниям минимизировать издержки по доставке готовой продукции и активно развиваться. Сегодня самый большой грузооборот осуществляется по воде, и сезонность перевозок — общепринятая мировая реальность, под которую подстроились все компании, и она уже не является существенным фактором. Поэтому необходимо активно строить и развивать логистические центры, складские комплексы, наладить выпуск большого количества речного транспорта, желательно ледового класса. Это позволит максимально эффективно использовать судоходный период. Также необходимо дальнейшее развитие железнодорожных веток в Китай и Иран (через Казахстан, Узбекистан и Туркмению) с целью выхода к портам последнего. Как итог инвестору нужна готовая площадка, которой обладает именно Дальний Восток, и единственное, чего ему не хватает,— дешевой логистической инфраструктуры. Ну а дальше уже можно будет говорить о развитии других сопутствующих направлений бизнеса.

Дмитрий Пенязь, вице-спикер думы Владивостока, глава фракции «Единой России»:

— На Дальнем Востоке необходимо развивать производство — металлообработку, деревообработку и т. д. Но нынешняя налоговая политика государства этому не способствует. Сейчас выгоден только бизнес «купи-продай», и в Приморье строятся не заводы, а склады для импортных товаров.

Надежда Багрова, директор Общественно-культурного центра Благовещенска, депутат гордумы Благовещенска:

— На Дальнем Востоке вроде все есть, но не хватает производства. В основном все занимаются куплей-продажей, а это в нынешних условиях не работает. Я считаю, что в Амурской области надо развивать свое производство, причем во всех видах деятельности. Сельское хозяйство у нас начало подниматься — надо продолжать в том же духе. Но мы ничего не шьем, потому что Китай под боком, который нас обеспечивает одеждой. У нас нет производства запчастей, автомобилей. Нужен стекольный завод. Вот все эти сферы нужно развивать, открывать фабрики и заводы.

Дмитрий Степченко, генеральный директор ООО «Стрела» (г .Анадырь):

— На Чукотке слабо развита сфера услуг. В большинстве сел ее попросту нет: негде постричься, починить обувь, отремонтировать технику, нет столовых, не говоря уже о гостиницах и прочем. Даже в столице региона Анадыре с этим проблемы. Между тем северяне не так уж плохо зарабатывают — они готовы тратить деньги на качественный сервис. Считаю, это просто непаханое поле для малого бизнеса. Тем более правительство Чукотского АО стало уделять большое внимание поддержке предпринимателей — и моральной, и правовой, и финансовой — в виде грантов. Тормозят развитие малого бизнеса сложности с получением кредитов и. лень, инертность жителей Чукотки. К сожалению, инициативных людей у нас не так много.

Яков Радченко, председатель региональной общественной палаты:

— На Дальнем Востоке в целом высокие номинальные доходы, большие расстояния, высокий уровень автомобилизации. Однако парк частных автомобилей один из самых старых среди федеральных округов. Дальневосточники только сейчас распробовали вкус новых дилерских машин. Открытие дилерских автоцентров, а тем более организация при них фирменного техобслуживания — отличный бизнес. Если брать промышленность, ресурсы, то выбрал бы золото. Отличный и романтичный бизнес, да и выбор есть: в пяти дальневосточных регионах немало запасов этого драгоценного металла»

Источники: http://dv.land/people/prosto-biznes, http://moneymakerfactory.ru/biznes-idei/dalnevostochnyiy-gektar/, http://www.kommersant.ru/doc/2796650

Комментировать
0
128 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
Бизнес-идеи
0 комментариев
Бизнес-идеи
0 комментариев
Бизнес-идеи
0 комментариев
Бизнес-идеи
0 комментариев