Чем привлечь инвестиции на дальний восток

СОДЕРЖАНИЕ
0
18 просмотров
29 января 2019

Алмазный гектар

Индийские бизнесмены предложили развивать алмазный бизнес с Россией — создать завод по огранке драгоценных камней во Владивостоке и разрабатывать вместе с компанией «Алроса» крупнейшее месторождение в стране. Какой еще бизнес интересен предпринимателям из Индии и Вьетнама и чем пытаются привлечь инвесторов на Дальний Восток — в материале «Ленты.ру».

Обогнали США

«Всегда существуют барьеры входа в другую страну, и те компании, которые работают достаточно давно, перешагивают их. Но изначально это сложно сделать», — рассказывал «Ленте.ру» вице-премьер, полпред президента России в Дальневосточном федеральном округе (ДФО) Юрий Трутнев во время рабочего визита во Вьетнам и Индию.

Материалы по теме

«Мы могли бы выдавать «дальневосточный гектар» за один час»

По его мнению, главное препятствие для предпринимателей из-за рубежа — незнание страны. «Бизнес всегда связан с определенным риском. И им занимаются те, кто готов рисковать, двигаться, те, кто мыслит креативно. Убрать этот барьер полностью невозможно — он есть в любой стране. Но сделать его минимальным можно двусторонними встречами, когда бизнесмены задают вопросы, и мы отвечаем на них», — пояснял он.

Такие встречи прошли на прошлой неделе 14-17 марта во время визита Трутнева. Вице-премьер вместе с представителями Фонда развития Дальнего Востока и дальневосточного Агентства по привлечению инвестиций и поддержке экспорта убеждал вьетнамских и индийских предпринимателей в готовности российских властей помогать им.

Условия для ведения бизнеса на Дальнем Востоке России лучше, чем в США, Японии, Южной Корее, Сингапуре, Китае и Канаде, утверждается в презентации Агентства Дальнего Востока по привлечению инвестиций. В регионе сегодня действуют 17 территорий опережающего развития (ТОРов) и Свободный порт Владивосток (СПВ) — зоны с особым налоговым, административным и таможенным регулированием, создающие наиболее благоприятные режимы для ведения бизнеса.

«У нас самые короткие сроки получения разрешения на строительство, подключения к электросетям и таможенного оформления», — говорил на встрече с вьетнамскими предпринимателями в Ханое глава агентства Леонид Петухов.

В презентации для инвесторов отмечалось, что в ДФО наиболее низкие налог на прибыль (9 процентов против 18 в США и 27 процентов в Японии), страховые взносы (8 процентов против 14 и 10 соответственно), а также цена на электроэнергию, газ и воду. Получить разрешение на строительство, по данным агентства, здесь можно за 25 дней, подключиться к энергосетям за 28 дней, пройти таможенные процедуры в Свободном порту Владивосток — всего за два. Кроме того, инвесторы в ТОРах и СПВ в первые пять лет освобождаются от налогов на прибыль и имущество, а также могут рассчитывать на рекордно быстрое возмещение НДС — в течение 10 дней (в целом по РФ этот срок составляет 90 дней).

При этом работа в ТОРах, по словам Петухова, должна заинтересовать главным образом инвесторов, ориентированных на российских рынок. Свободный порт Владивосток, напротив, предназначен для тех, кто решит заняться экспортом и логистикой.

Молочные реки

Во время поездки говорили не только про особые условия для инвесторов, которые власти создают на Дальнем Востоке, речь шла о конкретных проектах. В частности, Трутнев встретился в Ханое с главой вьетнамской компании TH True Milk Тхай Хыонг, чтобы обсудить создание животноводческого комплекса.

«Мы договорились, что уже в апреле делегация компании приедет в Приморье, а затем на Сахалин. Надо понять, где наиболее эффективно будет расположить комплекс, где лучше климатические условия, где есть земля, где власти региона окажут большую поддержку», — рассказал Трутнев.

По словам Хыонг, корпорация планирует вложить около 2,7 миллиарда долларов в бизнес в России. Примерно миллиард вьетнамцы уже потратили на два проекта в Калужской области и Подмосковье. Оставшиеся деньги могут быть инвестированы в Дальневосточный регион. Корпорацию интересуют вложения в молочное животноводство, а также выращивание фруктовых и лекарственных растений. Произведенная в России продукция, по словам Хыонг, может не только продаваться в России, но и экспортироваться — в Японию и Китай.

По данным Минвостокразвития, в рамках запланированных инвестпроектов в дальневосточных ТОРах будет производиться более миллиона тонн сельхозпродукции. Специализированные сельскохозяйственные ТОРы расположены в Приморском крае, Амурской и Сахалинской областях.

Вьетнамским предпринимателям также предлагали квоты на вылов рыбы в обмен на приобретение российских судов и инвестиции в перерабатывающие предприятия. По мнению Трутнева, именно Дальний Восток может стать точкой роста российско-вьетнамской торговли, которая к 2020 году должна вырасти почти втрое — до 10 миллиардов долларов против 3,8 миллиарда в 2016-м. Поддержать предложенную Москвой стратегию увеличения торгового оборота согласились в Ханое — вице-премьер Вьетнама Чинь Динь Зунг поручил профильным министерствам активизировать работу с Дальним Востоком.

И алмазные берега

В Мумбаи и Нью-Дели обсуждали в основном инвестиции в добычу полезных ископаемых и алмазный бизнес. Индийским компаниям предложили поставлять оборудование для «Газпрома» и «Роснефти», в частности, для проекта создания Восточной нефтехимической компании (ВНХК). Именно на проекты в российской нефтегазовой сфере пока приходится большая часть инвестиций из Индии. Вместе с тем президент конфедерации индийской промышленности Эди Готридж уверял, что предприниматели готовы вкладываться и в другие сектора — промышленность и фармацевтику.

Одна из крупнейших индийских корпораций Tata Group по итогам переговоров с российской делегацией подписала меморандум, касающийся проекта по добыче угля на Камчатке. Переговоры прошли в закрытом режиме, но индийская сторона подчеркивала их предварительный характер. Тем не менее был подписан документ со Сбербанком, который готов предоставить проектное финансирование до 400 миллионов долларов. Общая стоимость проекта — 560 миллионов долларов.

Глава Фонда развития Дальнего Востока Алексей Чекунков уточнил «Ленте.ру», что речь идет о разработке Крутогоровского угольного месторождения с ресурсами 800 миллионов тонн. «Мы готовы профинансировать до 10 процентов от стоимости — до 3,5 миллиарда рублей. Но они должны достигнуть компромисса [с российской стороной] и получить лицензию на месторождение», — добавил он. По словам Трутнева, российские власти пообещали инвестору ряд преференций: расширить ТОР «Камчатка» и построить дорогу стоимостью 60 миллионов долларов.

Представители Бхаратской алмазной биржи (Bharat Diamonds Bourse) предложили создать совместное предприятие с компанией «Алроса» по добыче алмазов на крупнейшем в Индии месторождении Бундер. Ранее лицензией на добычу владела Rio Tinto, но она отказалась от проекта, поскольку решила выйти из алмазного бизнеса.

Индийцы предлагают паритетное СП, инвестиции в которое составят около 0,5 миллиарда долларов. При этом запасы Бундера, по данным Bharat Diamonds Bourse, составляют 34 миллиона карат на 3,5 миллиарда долларов. Трутнев предложил обсудить этот проект в Москве с новым главой «Алросы» Сергеем Ивановым. Он добавил, что заинтересован в том, чтобы алмазы «приносили больше пользы России», но при этом ничего не потеряла Индия.

Наиболее интересным в этом плане для российской делегации стал проект с KGK Diamonds по созданию во Владивостоке завода по огранке алмазов мощностью до 15 тысяч карат в год. Трутнев подчеркнул, что на якутских алмазах в значительной степени работает Бхаратская алмазная биржа со штатом в 4 тысячи человек. Ему также показалось интересным предложение индийской компании по созданию бренда «Русская огранка».

Вместе с тем вице-премьер сообщил, что для успешности проекта необходимо менять российское налоговое и таможенное законодательство, в том числе из-за высоких таможенных пошлин. Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций в ходе рабочего визита Трутнева заключило в Нью-Дели соглашение о сотрудничестве с агентством «Инвест Индия».

Директор института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев отмечает, что перспективы для сотрудничества на Дальнем Востоке с инвесторами из Азии есть, но «не стоит переоценивать объем и значение этих проектов». По его словам, это связано с рядом особенностей работы с бизнесом в АТР. В частности, практически любые мелочи — даже то, как ты подаешь визитную карточку, — важны для потенциального партнера. «Как правило, с ними сложнее решать вопросы о привлечении инвестиций, чем с европейцами, а переговоры идут медленнее», — отметил Николаев. Эксперт добавил, что инвесторы из Азии более прагматичные: если и вкладывают деньги, то стараются, чтобы они работали на их национальную экономику.

Как Дальний Восток вышел в лидеры по привлечению инвестиций

ТАСС, 23 мая. Экономика Дальнего Востока в 2017 году впервые показала беспрецедентный уровень роста частных инвестиций и обогнала по этому показателю всю остальную Россию. По данным Росстата, объем инвестиций в основной капитал в ДФО составил 1,217 трлн рублей или 117,1% по отношению к 2016 году, в то время как в среднем по стране этот показатель составил 104,4%.

Как уточняют в Минвостокразвития, среди главных причин «Дальневосточного экономического чуда» — внедрение новых экономических механизмов, таких как режимы территорий опережающего развития (ТОР) и Свободного порта Владивосток (СПВ), которые предоставляют значительные льготы для инвесторов. На инвестиции резидентов этих зон, которые вложили в экономику ДФО более 90 млрд рублей, пришлись 9% прироста из 17,1%.

Причинам улучшения инвестиционного климата и перспективам привлечения новых инвесторов в регион посвятят специальную сессию «Дальневосточный прорыв. Как стать лидером роста частных инвестиций», которая состоится 24 мая на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ).

Перед этим обсуждением корреспонденты ТАСС в регионах Дальнего Востока узнали у представителей местных властей, экспертов и частных инвесторов, как удалось добиться высоких результатов в привлечении инвестиций и как работается в условиях новых экономических механизмов предпринимателям.

Лидеры и инструменты развития

Среди дальневосточных регионов приток инвестиций неравномерен как в абсолютных, так и в относительных цифрах. Лидерами среди субъектов в 2017 году стали Амурская область — 186 млрд 624,1 млн рублей (+36,6%), Якутия — 384 млрд 853,3 млн рублей (+35,4%) и Сахалинская область — 299 млрд 467,1 млн рублей (+17,3%). За притоком денег «потянулась» вверх и вся экономика: темпы роста в промышленности ДФО также превысили среднероссийские показатели, правда, уже всего на 2,2%, сообщили в Минвостокразвития.

Свою долю инвестиций в общую копилку принесли и резиденты ТОРов и СПВ. Сегодня на Дальнем Востоке действуют 18 ТОР, а закон о свободном порте распространяется на 21 муниципалитет в Приморском, Хабаровском и Камчатском краях, в Чукотском АО и Сахалинской области.

По данным Корпорации развития Дальнего Востока (КРДВ), в регионах ДФО благодаря новым инструментам развития бизнесом инициировано 1200 инвестиционных проектов на сумму 3,7 трлн рублей, что позволит создать 120 тыс. новых рабочих мест.

Среди всех заявленных вложений в проекты ТОР и СПВ в 2017 году более трети поступило в создание обрабатывающих производств. Еще около 30% — в транспортно-логистические проекты, по 8% вложено в сельское хозяйство и строительный бизнес. По словам бывшего министра по развитию Дальнего Востока Александра Галушки, ТОРы и СПВ полностью изменили экономику региона: теперь 90% инвестиций не связаны с добычей полезных ископаемых.

В частности, в ТОР «Свободный» в Амурской области «Газпром» строит крупнейший в России газоперерабатывающий завод. В октябре 2017 года было запущено предприятие «МК Рефтранс», которое занимается поставками свежемороженой рыбы по маршруту Владивосток — Москва. В Магаданской и Еврейской автономной области появились два крупнейших для этих регионов производства — горно-обогатительные комбинаты на базе Наталкинского золоторудного и Кимкано-Сутарский железорудного месторождений.

Участие государства

Успех инвестиционной политики эксперты объясняют широким внедрением режимов ТОР и Свободного порта. Созданные на Дальнем Востоке особые экономические зоны сегодня являются достаточно конкурентоспособными в условиях Азиатско-Тихоокеанского региона, считает заместитель директора Экспертно-аналитического центра Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) Дмитрий Шелест. Это, вкупе с другими усилиями правительства, и позволило повысить привлекательность региона.

Режим ТОР на Дальнем Востоке сегодня предполагает существенное снижение для резидентов налогов на добычу полезных ископаемых, прибыль и имущество в течение первых лет работы, льготное подключение к инфраструктуре, особый порядок пользования землей, льготные ставки по аренде и многое другое. Свободный порт Владивосток также предполагает каникулы по налогам на прибыль, имущество и землю, быстрый режим пересечения границы при осуществлении международной торговли, облегченный визовый режим, существенное сокращение сроков проведения фискальных проверок и прочие преференции.

«Прежде всего, на приток инвестиций на Дальний Восток России повлияло участие государства в трансформации дальневосточных регионов. Интерес Москвы выразился в политических и административных решениях, начиная от принятия программ развития Дальнего Востока РФ с формированием различного рода специальных экономических зон до деклараций со стороны внешнеполитического ведомства для заинтересованных стран и иностранного бизнеса, реализации инфраструктурных проектов при максимальном участии федерального бюджета», — считает Шелест.

И такой подход, по словам эксперта, добавил уверенности внешним инвесторам в стабильности политического курса. Также, пусть и не в полном объеме, но он оздоровил инфраструктуру региона, привлек крупный российский бизнес, который обновил промышленную и добывающую базы, плюс — создал правовые основания для входа заинтересованным компаниям из Азиатско-Тихоокеанского региона.

Бизнесу нужна окупаемость

Сами предприниматели также позитивно оценивают свой опыт работы в рамках преференционных режимов. Один из них, Сергей Дмитриев, управляющий директор компании «Хонока Сахалин», которая под началом японской «Марусин Ивадеро» строит на острове бальнеологический комплекс «Хонока». Это будет несколько открытых и закрытых бассейнов, бани, комнаты отдыха, массажные и процедурные кабинеты, в том числе с горячими каменными лежаками.

«Режимы ТОР и СПВ благотворно влияют на экономику проектов. На сегодняшний день мы имеем в долгосрочной перспективе (в обозримом горизонте на 10 лет) те преференции, которые прописаны в ТОР с СПВ. Это перспективно, потому что уменьшается себестоимость проекта и срок возврата инвестиций. Когда инвесторы заходят и видят, что возврат инвестиций будет проходить в диапазоне четырех-семи лет, то это вписывается в их понимание, потому что у себя дома они такого возврата не получат никогда», — сказал Дмитриев.

Отрадно, по его мнению, и то, что регионы добавляют свои преференции: субсидируют возмещение затрат по технологическому присоединению, по банковским процентам в случае получения займов. Эту точку зрения разделяет и руководитель «Агрохим ДВ», также являющейся резидентом ТОР, Дмитрий Малышев. Его компания строит современный логистический комплекс хранения пестицидов и агрохимикатов в Ивановском районе Амурской области.

«Если бы не было ТОР, то такое масштабное строительство мы бы не затевали. Если нет льгот со стороны государства, то у бизнеса был бы большой срок окупаемости. Например, по нашему проекту — около 15-17 лет, за счет того, что мы в ТОРе — окупаемость составит в пять-шесть лет», — рассказал ТАСС предприниматель.

Узкие места

Несмотря на достигнутые высокие результаты, уже сейчас эксперты задаются вопросом, как сохранить темпы роста экономики. И здесь самих по себе особых экономических зон не может быть достаточно, считает вице-президент по развитию крупнейшей в регионе лесопромышленной компании RFP Group Роман Романовский. Дело здесь, как часто случается в ДФО, упирается в транспорт.

«Мощность железной дороги является одним из выраженных узких мест Дальнего Востока, то есть при создании новых производств и последующей транспортировке продукции этого производства на рынки неизбежно сталкиваешься с вопросом мощности и стоимости доставки по железной дороге. Значительная часть мощностей занята углем. Региону необходимо развивать систему железных дорог, это сдерживающий развитие фактор», — сказал Романовский.

RFP Group уже реализовала два инвестпроекта в рамках ТОР «Комсомольск» в Хабаровском крае — запустила в эксплуатацию заводы по производству лущеного шпона и пиломатериалов стоимостью около 12 млрд рублей и начала строительство завода по производству топливных гранул.

Чтобы рост притока инвестиций и экономики ДФО в целом продолжался, важно также не снижать темпы по созданию энергетической и коммунальной инфраструктуры, считает министр экономического развития Сахалинской области Алексей Успенский.

«Сегодня уже решена одна из ключевых проблем, мешающих развитию макрорегиона — дороговизна электроэнергии. С начала 2017 года на Дальнем Востоке были снижены энерготарифы до среднероссийского уровня. И это огромная поддержка для промышленных предприятий Сахалина и Дальневосточного региона в целом. Также важным и актуальным вопросом является наличие высококвалифицированных кадров в макрорегионе», — заявил ТАСС министр.

Цифры цифрам рознь

Хотя озвученные Росстатом цифры роста инвестиций и внушают оптимизм, некоторые эксперты не склонны к их однозначной трактовке. По мнению заведующей кафедрой международных исследований Северо-восточного федерального университета (СВФУ) Марины Велижаниной, между оценками Минвостокразвития и теми цифрами, что идут из регионов, есть некоторые противоречия.

«Все зависит от методологии, которая выбирается для исследования этих процессов. Минвостокразвития пользуется одной методологией, в частности, по определению объемов иностранных инвестиций в ДФО, исследователи используют другие методики, и поэтому очень трудно реально оценить каковы вливания в экономику», — рассказала ТАСС Велижанина.

Количество реально работающих предприятий пока далеко от заявленных 1200. К концу 2017 года на Дальнем Востоке работало 107 новых предприятий, созданных резидентами ТОР и СПВ. К концу 2018 года будет реализовано порядка 200 проектов, а к 2020 году планируется запустить 350 проектов.

По словам эксперта, есть также объективные причины тому, что процессы создания новых предприятий идут в регионах с разной скоростью.

«У нас есть регионы южные, где более диверсифицирована экономика, где есть и машиностроительное производство и сельское хозяйство развито. А есть северо-восточные регионы, такие как Республика Саха (Якутия), Чукотский АО, Камчатский край, Магаданская область, где моноотраслевая экономика, где большое пространство и очень мало людей, не развита инфраструктура и, соответственно, производство гораздо дороже», — сказала собеседница агентства.

Инвестиции, «гектар» и точки роста

Что о развитии Дальнего Востока рассказали в Совете Федерации

Экономическое развитие

Ежегодный экономический рост Дальнего Востока — выше среднероссийского уровня. В 2017 году итоги такие:

На Дальнем Востоке работают зоны с особым налоговым и таможенным режимом — территории опережающего развития (их 18) и Свободный порт Владивосток (15 муниципалитетов Приморья и 5 ключевых портов ДФО).

На этих бизнес-оазисах уже запустили 73 новых предприятия, в которые фактически вложили 115 млрд рублей и на которых создано 6,5 тыс новых рабочих мест. Это, например, крупнейшие предприятия — горно-обогатительный комбинат в Магаданской области, Кимкано-Сутарский ГОК в Еврейской АО.

Александр Галушка, глава Минвостокразвития РФ:

Рассчитываем, что до 2019 года 280 проектов станут новыми обрабатывающими предприятиями, логистическими центрами, сельскохозяйственными производствами. В проекте федерального бюджета до 2020 года на создание необходимой для этих предприятий инфраструктуры предусмотрен 51 млрд бюджетных инвестиций.

Заявленные инвестиционные проекты

Сейчас в работе находятся 950 новых инвестпроектов, вложить в которые бизнесмены готовы более 3 трлн рублей. До 2025 года на созданные предприятия трудоустроят 115 тысяч человек.

Среди этих проектов — крупнейшая стройка страны — Амурский газоперерабатывающий завод. Также строятся Восточный нефтехимический комплекс, судостроительный комплекс «Звезда», крупнейшие на Дальнем Востоке молочный и мясоперерабатывающий комплексы, проходит модернизация БАМа и Транссиба.

Александр Галушка, глава Минвостокразвития РФ:

Каждым проектом мы занимаемся вместе с инвестором индивидуально. В этом году впервые в России на Дальнем Востоке запущена информационная система сопровождения каждого инвестиционного проекта. Такая система позволяет оперативно решать все проблемы инвесторов.

Фото Корпорации по развитию Дальнего Востока

Привлечение инвесторов

Для бизнеса, вкладывающего в Дальний Восток, готовят новые преференции. Так, уже 22 ноября Совет Федерации рассмотрит три новых законопроекта:

— закон, увеличивающий до 19 лет период действия льготы по налогу на прибыль для инвесторов, вкладывающих на Дальнем Востоке более 100 млрд рублей;

— закон, продлевающий до 2022 года льготы по налогу на добычу полезных ископаемых для оловодобывающей промышленности Дальнего Востока;

— закон, совершенствующий градостроительную деятельность в свободном порту Владивосток.

Также Минвостокразвития РФ готовит ещё один законопроект, о так называемой «дедушкиной оговорке», согласно ей условия для инвесторов в ДФО не могут ухудшаться в течение первых 10 лет.

Поддерживать бизнес продолжат институты ведомства.

Корпорация развития Дальнего Востока создаёт инфраструктуру для инвестпроектов (строятся уже 102 объекта) и защищает интересы бизнеса в спорах с контрольными органами власти.

Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке обеспечивает проекты сотрудниками. Этот институт помог трудоустроить уже 8 тысяч человек.

Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта продвигает всё новые возможности для бизнеса. В портфеле агенства — проектов уже на 1 трлн рублей.

Александр Галушка, глава Минвостокразвития РФ:

Хочу подчеркнуть, привлечённые на Дальний Восток инвестиции — это не разовая акция. Создана система регулярного привлечения новых инвестиций, сопровождения и реализации инвестиционных проектов. Фактически конвейер.

Третий Восточный экономический форум

Александр Галушка, глава Минвостокразвития РФ:

Форум стал зримым воплощением оценки международным сообществом той восточной повестки, которая реализуется сегодня Российским государством. <> То, что сегодня делается на Дальнем Востоке, разрушило миф о возможности изолировать Россию.

Второй день работы III Восточного экономического форума

Владимир Смирнов / ТАСС

«Дальневосточный гектар»

Уже более года в России действует программа «Дальневосточный гектар», в рамках которой любой гражданин страны может бесплатно получить участок земли в ДФО.

За это время россияне подали более 105 тысяч заявок, а 40 тысяч граждан уже прошли все процедуры и получили свой участок. Для получателей земли предусмотрены меры поддержки: квота на заготовку древесины для строительства дома, субсидии для производителей, льготные кредиты и гранты для начинающих бизнесменов.

Александр Галушка, глава Минвостокразвития РФ:

Удобно, быстро, комфортно, через сайт «НаДальнийВосток.рф», в течение месяца-полутора по факту такое оформление 40 тысяч раз произошло. Это говорит о том, что так можно и нужно предоставлять землю на Дальнем Востоке.

Новые посёлки в рамках «гектара»

В массовых местах скопления «дальневосточных гектаров» появляются новые населённые пункты, а такого в макрорегионе не происходило на протяжении 25 лет.

В результате на Дальнем Востоке появится четыре новых населённых пункта (в Хабаровском крае и Сахалинской области), а семь расширят границы (поселения в Камчатском крае и Амурской области).

Повышение качества жизни на Дальнем Востоке

Одним из главных пунктов развития региона Александр Галушка назвал создание условий для качественной жизни дальневосточников. Здесь министр выделил два направления работы.

1. Обустройство городов и территорий там, где реализуются новые инвестиционные проекты. Таких точек роста на Дальнем Востоке выделено 44.

Первый опыт такой работы — это планы комплексного развития Комсомольска-на-Амуре и города Свободный Амурской области. Рядом с ним строится сейчас один из крупнейших в мире газоперерабатывающих заводов — Амурский ГПЗ.

До 1 февраля 2018 года такие же планы развития должны подготовить для всех центров экономического роста, в каждом регионе Дальнего Востока. В федеральном бюджете на эти цели до 2020 года предусмотрено 68,4 млрд рублей.

Вид на строительную площадку Амурского газоперерабатываюшего завода

Алексей Никольский / пресс-служба президента РФ / ТАСС

2. Повышение уровня жизни выше среднероссийского к 2025 году.

Для этого необходимо решить самые острые проблемы дальневосточников — в здравоохранении, ситуации с жильём и с транспортной доступностью.

Александр Галушка выделил механизмы, которые помогут достичь этой цели. Это «дальневосточные» разделы в федеральных программах (сейчас они есть в 23 госпрограммах с финансированием в 645 млрд рублей). За этими цифрами стоят конкретные объекты, например, первая в мире плавучая АЭС и развитие электросетей на Чукотке, расширение Всероссийского детского центра «Океан» во Владивостоке, онкодиспансер в Магаданской области.

Также на улучшение качества жизни в ДФО будет работать концепция демографического развития макрорегиона. Предполагается, что привлекать новых жителей в ДФО будут налоговыми льготами, пособиями при рождении детей, жилищными условиями. Предусмотрены и меры по снижению смертности.

Как рассказал Александр Галушка, в ближайшее время дорожная карта этой концепции поступит на подпись премьер-министру РФ Дмитрию Медведеву.

Источники: http://lenta.ru/articles/2017/03/21/dalvostokindia/, http://tass.ru/ekonomika/5223824, http://dv.land/economics/investitcii-gektar-i-tochki-rosta

Комментировать
0
18 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно